Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
Grzegorz Brzęczyszczykiewicz

Куда идут деньги???

Комитет избирателей проанализировал последний отчет политической партии «Слуга народа». Как выяснилось в партии официально не работает ни один работник и нет ни одного местного отделения со статусом юридического лица.

При этом расходы политической структуры только за IV квартал 2019 года (октябрь-декабрь) составили 479 млн грн.
[Spoiler (click to open)]


Куда идут деньги?

В его пачку и идут
8(88.9%)
Вы врете, паразаботы
1(11.1%)
Распедалю в каментах
0(0.0%)



Grzegorz Brzęczyszczykiewicz

Провидец

Никогда не понимал, почему современники называют провидцами людей, которые просто руководствуются здравым смыслом. Я уж точно не провидец. Я просто человек, который выучил таблицу умножения и знаю, что дважды два четыре - просто живу в стране, президент которой считает, что пять, а большая часть населения - тридцать девять. Ничего нового в этом нет.
Виталий Портников.
[Spoiler (click to open)]


Дмитрий Чекалкин:
Провидец Портников. Текст 3-летней давности:[Spoiler (click to open)]

Виталий Портников: Я считаю, что 25 лет Украина существовала как олигархическое государство в виде переименованной Украинской ССР, это государство ни в коей мере не учитывало ни современных экономических реалий, ни национальных интересов украинского народа – это был симулякр. История этого симулякра была прервана только на Майдане 2013-2014 годов.

Михаил Соколов: Вы считаете, что сейчас господином Порошенко и правительством, о котором мы говорили в начале, создана хотя бы относительно эффективная власть, которая предлагает своим гражданам какую-то реальную альтернативу? Я понимаю, что они хотят в Европу, в Европейский союз.

Виталий Портников: Власть, которая сегодня существует в Украине (это про Порошенко) – это типичная власть переходного периода. После нее будет несколько лет популистского правления, я думаю, через года два-три это правление наступит. Это будут 5-6 лет катастрофических для украинской экономики, политической, социальной жизни (это про Шмарклю). И на фоне этого развала к власти придут реформаторы, которые приведут Украину в Европу. Это процесс 20-25 лет.[Spoiler (click to open)]

Михаил Соколов: Или наоборот придут антиреформаторы, будет третья волна контрреволюции, которая у вас уже была в виде Януковича.

Виталий Портников: Этот прогноз мог бы существовать, если бы Россия на нас не напала. У нас не будет больше никогда контрреформаторов, потому что контрреформаторы всегда идут из Москвы. А популисты будут.


creature

Демократическая Шизофрения. Коллективная имитация невменяемости развитыми людьми

Мне представляется, что пришло время обратить пристальное внимание на то, что в просторечии именуется "демократической шизофренией". Совсем недавно это явление не представляло собой серьезной проблемы. Однако штука эта растёт и развивается с очень высокой скоростью.

Некоторый специфический подход к высказыванию и суждению в современном дискуссионном пространстве становится всё более популярен. С ростом его популярности растет и его опасность. На сегодняшний день в мировом дискуссионном пространстве стало практически невозможно высказываться против некоторого набора базовых, заведомо абсурдных концепций и сохранять при этом за собой полный вес суждения.

То есть на сегодняшний день суждение весит значительно меньше, если некоторые, обязательные абсурдные конструкции не включены в него в качестве компонентов. Надо ли говорить что это не хорошо? Обязательный к употреблению абсурд отравляет пространство в котором мы живем, пожирает наши свободы, даёт опасное оружие в руки бессовестным психопатам. И, наконец, разрушает семантический базис на котором стоят право, наука и цивилизация в целом.

Разные люди под термином “демократическая шизофрения” понимают разное. Сразу скажу, что я не претендую на узурпацию этого термина. Я описываю некоторое очень конкретное, узкое и техническое явление, и называю его “демократическая шизофрения”. Кто-то другой может описать что-то ещё и назвать это так же. Не возражаю.

Почему я считаю что серьезный и вдумчивый разговор о “демократической шизофрении” исключительно важен? Дело в том, что, с моей точки зрения, главная опасность "демшизы" состоит в том, что подавляющее большинство думающих и свободомыслящих людей считают, что ее попросту не существует. А есть синий, или же "взрослый" Санта Клаус, и в его мешке сидят только полезные и нужные явления и вещи.

Конечно же мир не может быть устроен этим способом. Чтобы побеждать, политическая группа должна вести себя стрёмно и буйно. Она должна запоминаться.

Поэтому Синий Санта вынужден своими руками создавать собственные сорта кликуш и юродивых, дабы их визг и, адские пляски продуцировали обильную и легко усваиваемую пищу для общественного внимания. То есть кликуши Синего Санты созданы инженерно. Они имеют искусственное происхождение.

Никто в этом мире не стремится ко злу. Люди стремятся к власти, деньгам и связанным с ними удовольствиям. Так же и Синий Клаус не хочет тоталитаризма и разрухи. То есть аппарат Синего Санты по сути заставляет сатанеть и бесноваться тех, кому это от природы не свойственно. Синий Санта освоил искусство превращать в кликуш людей тонких, интеллигентных, рационально мыслящих. Думаю именно по этой причине и существует термин "демократическая шизофрения".

Когда беснуется жопомордый куклуксклановец - это воспринимается людьми, как нечто естественное. Но когда мы видим осатанелого IT специалиста, библиотекаря или научного сотрудника, мы начинаем сомневаться в душевном здоровье этого человека. То есть кликушество практикуемое глубокой, развитой и цельной личностью на самом деле напоминает шизофрению.

Как заставить умных, интеллигентных людей осатанеть? Эта задача только на первый взгляд кажется сложной. На самом деле всякая тонкая и глубокая личность тоскует по сильным и простым эмоциям. Интеллигентные люди лишены таких естественных источников мощных и грубых переживаний, как домашнее насилие, приятельский булинг, пьяные драки, единение с агрессивной толпой и многое другое, что составляет скелет эмоциональной жизни широких народных масс.
Можно сказать, что всякий интеллектуал ощущает острейший дефицит личной осатанелости. То есть всякая тонкая и сложно организованная личность охотно и с упоением осатанеет, если создать ей для этого соответствующие условия.

Давайте рассмотрим такого рода условия подробно. Первой важнейшей необходимостью является "благородный дискурс". То есть людей умных и развитых искренне волнуют серьезные большие проблемы. Такие как загрязнение мировых океанов, этническая и культурная нетерпимость и так далее. То есть идея, способная заставить умного и тонкого человека осатанеть, непременно должна располагаться в одной из "горячих зон благородного дискурса". Однако для того, чтобы вызвать соответствующий эффект, идея должна обладать еще двумя важными признаками. Во первых "стартовая эмоциональная мощность" такой идеи должна быть достаточно высока. Вторым непременным признаком идеи должна стать ее абсурдность.

Все мы помним, что Юпитер злится (сатанеет) , когда он знает, что он не прав. Однако Юпитер и "представитель либеральной общественности" устроены по-разному. Юпитер не в силах признать свою неправоту по причине божественной природы его самости. Единственное же, что может заставить просвещенного современного человека, вопреки здравому смыслу, отрицать абсурдность того или иного абсурда - это солидарность с либеральной общественностью.

Теперь мне хочется медленно перейти к демонстрации работы этой технологии. Я начну с некоторого умозрительного, нарочито искусственного эксперимента, чтобы на его примере вы отчетливее увидели работу отдельных узлов описанного механизма. А потом покажу, как это происходит в реальной жизни, на действительных примерах.

Представьте себе, что в каком-то огромном современном городе полыхает очень большой пожар. Необходимость тушения пожара волнует интеллектуалов и становится одним из "благородных дискурсов". Давайте же попробуем, используя этот дискурс превратить наших интеллектуалов в кликуш. Для начала нам нужно дискредитировать все рациональные подходы к тушению пожара. Это сделать не сложно. Необходимо собрать статистику неудачных пожаротушений прошлого, проведенных с использованием воды, песка, пены, углекислоты и прочих традиционных средств. Главное - это собрать побольше фото, а лучше даже видео, смертей, случившихся на пожарах, которые тушили традиционным способом.

Теперь следите за кончиком инструмента. Бенефициары пожарной охраны говорят нам, что статистика потушаемости возгораний у них высока. Но когда речь идёт о реальных жизнях живых людей, статистике лучше помолчать. Что нам до цифр статистики, когда на пожаре погиб наш близкий человек. Тут мы даём фотографии милой девушки, её первый шаг, первый звонок и первый автомобиль. Её обгорелый труп. И её рыдающие мать, сестра и парень.

То есть что мы сделали? Мы посрамили все традиционные и действительно работающие методы пожаротушения и одновременно ввели в высказывание мощную эмоциональную составляющую. Мы заставили замолчать цифры и заговорить сердца. Теперь нас слушают и нам осталось предложить такое же мощное, яркое и эмоциональное решение.

Хорошим ходом будет рекомендовать бросать в горящие дома боевые ручные гранаты, например. Это мощно, это ярко, это зрелищно! Это от души! Это так по человечески! Помогут ли ручные гранаты? Нужно пробовать! Ведь очевидно, что вода и песок не помогают! Снова обгоревшее лицо девушки крупным планом. Нужно пробовать новые пути. Мощные и действенные. Показываем жалкую струйку воды и мощный взрыв ручной гранаты. И в качестве завершающего аккорда рассказываем о том как страшна смерть медленно сгорающего заживо человека, и как легка и быстра смерть от ручной противотанковой гранаты.

Понятно, что для того, чтобы интеллектуалы начали с пеной у рта бороться с традиционным пожаротушением в пользу тушения противотанковыми гранатами, нам потребуется, чтобы идею всерьёз, искренне и, главное, эмоционально, поддержало несколько славных своей вменяемостью и рациональностью деятелей. И не нужно относиться к этому вопросу, как к сугубо финансовому. Все мы знаем, кто сегодня у власти. Ситуация тяжелая. Нам нужны новые силы. Нужны свежие, буйные, неугомонные кликуши. И они нужны сегодня. Завтра может быть поздно.

Теперь перейдём от ярких фантазий к не менее яркой реальности. Несомненно мощнейшим “благородным дискурсом” на сегодня является дискурс экологический. Во многом виновата возросшая вольность синей стороны в использовании кликушества. Однако мир устроен так, как он устроен. Люди используют те решения, которые они нашли, невзирая на их недостатки. Технологии отличной от “демократической шизофрении” и пригодной для вытеснения Красного Санты из фокуса внимания общественности у синего лагеря нет. Идеальных решений не бывает.

Любому минимально образованному и вменяемому человеку очевидно, что экологические проблемы решаются большими деньгами. Обеспеченная Европа на сегодня превратила свою, изуродованную в прошлом бурным и ранним экономическим развитием территорию, в зону свободную от экологических проблем. Были потрачены деньги и результатом стали вновь ожившие большие европейские реки, высаженные леса, вернувшиеся дикие звери.

Что нужно для решения экологических проблем? Нужны огромные дорогостоящие мероприятия. Отлов океанского мусора, постройка поглотителей парниковых газов, посадки миллиардов деревьев. То есть здесь, как и ещё много где, только бабло надежно победит зло. Обратите внимание на слабую эмоциональность этой идеи. Здесь совершенно не о чем кричать и совершенно невозможно скакать и выть. Что же делать?

А вот что! Нужно взять юную, трогательную, аутичную девушку и вложить в её уста идею, аналогичную по абсурдности идее тушения пожаров боевыми гранатами. Я имею в виду идею сокращения производства и потребления. То есть для того, чтобы сохранить экологию нужно много денег? А мы возьмем и предложим сократить производство и потребление! Дружно все обанкротимся во благо экологии! Это прекрасное решение во первых вследствие своей очевидной и вопиющей абсурдности. Мы все видим линейную зависимость экологического благополучия от экономической мощности государства. Богатые страны экологически благополучны. Бедные тонут в мусоре и отходах. Так давайте же обеднеем, чтобы увеличить экологическое благополучие! Гениально!

Чем еще хороша эта идея, кроме того, что под неё можно прекрасно выть и плясать, поджигать дорогие автомобили и поливать зелёнкой меховые шубы? Она хороша встроенным в неё согласием общества на бедность. На этом пути есть шанс добиться того, что до этого достичь выходило разве что у некоторых религий. Есть шанс сделать популярной аскезу. Вообще на сходстве стратегий демократической шизофрении и авраамических религий следует остановиться отдельно.

Демократическая шизофрения не просто апеллирует к эмоциям. Она предлагает именно ту эмоциональную пищу которую современный рациональный и динамичный человек получает исключительно редко. Все эти эмоциональные радости когда-то поставлялись в религиозном пакете. Это и специфический набор переживаний испытываемый при сознательно принятой аскезе, и острое отвращение в присутствии “неверного”, и страх перед осуждением со стороны комьюнити и “радость сопричастности и соответствия”, и “восторг аутсайдера”, то есть упоение юродивого собственными ущербностью и неуспешностью.

В общем “демократическая шизофрения” в современном обществе взяла на себя поставку не религиозным людям того эмоционального продукта, который остальным поставляет религия.
Однако тем же способом, которым авраамическая религия обязывала средневекового философа или же ученого, сначала заверить всех в своей лояльности Христу и Святой Церкви, а уже потом рассуждать о разной своей чепухе, “демократическая шизофрения” требует от современного деятеля сначала расписаться в том, что он разделяет, как минимум наиболее популярные абсурдные идеи, и лишь потом рассуждать. То есть сегодня откровенно принято перед всяким аналитическим рассуждением заверить общественность в своём феминизме, и/или веганизме, симпатии к исламу, экологической аскезе или в чем то еще таком. Такого сорта заявления обеспечивает доверие к заявителю примерно тем же способом, которым наличие гнойных язв обеспечивало доверие к пророчеству юродивого в средние века.

Сегодня для того чтобы стать своим на синей стороне необходимо причаститься абсурду.
Но продолжим приводить примеры существования и действования демократической шизофрении в современном обществе. Важнейшим дискурсом актуальной дем-шиз-традиции является феминистический дискурс. Это очень мощное и развитое на сегодня пространство, непрестанно поставляющее на арену львиную долю сильных боевых кликуш. Давайте рассмотрим это пространство с точки зрения всё той же базовой схемы превращения участка “благородного дискурса” в зону продуцирующую осатанелость и кликушество.

Благородным дискурсом в этом случае является зависимое и угнетенное положение женщин. Это действительная проблема, существующая на большей части земного шара до сих пор. Неравенство полов ощутимо и с ним надо что-то делать. Давайте рассмотрим вкратце что именно было отвергнуто и дискредитировано феминистами и в пользу чего. В те времена, когда никакого феминизма не было, а была “борьба за эмансипацию женщины” большинству людей, разделяющих ту точку зрения, что женщина должна быть свободна, было очевидно, что путь к равенству - это путь девальвации гендерных различий. Чем меньше внимания будет уделяться гендеру, тем эквивалентнее в правах станут мужчины и женщины. Гендерное неравенство исчезнет тогда, когда люди перестанут обращать внимание на гендер. Так же, как и расовое неравенство исчезнет только когда люди перестанут обращать внимание на цвет кожи. Однако этот путь тоже оказался слишком взрослым и спокойным, чтобы его принять. О чём шуметь и что взрывать, когда нужно просто перестать замечать гендерные различия? Решительно не о чем.

Таким образом рациональное и естественное решение гендерного вопроса было навсегда отброшено. Вместо него был предложен и принят противоположный путь. Максимально заострить внимание на гендере. Создать идеологию межполовой войны и ненависти. Разделяющая эту идеологию женщина призывается на перманентную войну против мужчин. То бишь для того, чтобы справится с гендером предлагается максимально усилить его мощность и остроту и одновременно максимально заострить на нём внимание. На мой вкус это по максимуму напоминает тушение пожаров противотанковыми гранатами.

Феминизм - это огромная область генерации социального абсурда на гигантской территории от выработки и внедрения новых невиданных форм криминализации проституции до наложения гигантских штрафов на всемирно известного актёра за то, что какая-то леди соблаговолила отрезать ему палец и нагадить ему в кровать. О феминизме нужно говорить долго и подробно и я буду это делать. Но не сейчас и не здесь.

В качестве связки со следующей темой и дополнительной иллюстрации вопиющей абсурдности феминистической идеологии приведу симпатию феминистского сообщества к Исламу. Практически каждый феминист на сегодня является одновременно борцом за разнообразные дополнительные права мусульман в европейских странах. Большинство современных аналитиков считают это явление своего рода “аберрацией свободолюбия”. Я, разумеется, в такого сорта аберрации не верю. Мне представляется, что в этом случае имеет место быть естественная и очевидная логика. Феминизм направлен в первую очередь на обострение гендерного конфликта. Он генерирует межполовую ненависть. Религией содержащей в себе межполовой конфликт максимального накала является Ислам. То есть Ислам и феминизм постоянно работают в одном направлении. Они усиливают противостояние полов. Они коллеги на этом усыпанном алмазами пути. Их симбиоз естественен.

Так вот, следующим и на этот раз последним пунктом я хочу обсудить проблему нарочных семантических искажений в рамках метода “демократической шизофрении”. Остальных проявлений метода я в этот раз касаться не стану. В этот раз я не коснусь таких значимых в сегодняшнем обществе явлений, как борьба за политкорректность, ставшая полигоном для судилищ по обвинению в слово-преступлении, борьба с сексуальным абьюзом, приведшая к целой череде расправ над заслуженными и весьма прославленными деятелями, по, часто, крайне сомнительным обвинениям, а то и по очевидным наветам. Административные и даже уголовные преследования за “оскорбления чувств” и прочее разное. Демократическая шизофрения очень велика. Объять всё её пространство в одном тексте разумеется не выйдет. Поэтому я хочу напоследок немного поговорить именно о нарочных семантических искажениях, обычных для когнитивного пространства, освоенного демократической шизофренией.

Однажды милейшая женщина и тончайшая поэтесса, которая много и прекрасно пишет об агрессии, в частности о мужской агрессии в отношении женщин, изнасилованиях, абьюзе и прочем таком, взвилась в ответ на мою слишком вольную остроту в адрес Ислама. Достаточно нервным тоном она сказала мне, что не ожидала от меня проявлений расизма. Я искренне удивился:”Причем тут расизм? Ислам это не раса. Ислам это религиозное учение. Для человека не верующего - это в первую очередь идеологическое течение, открыто призывающее к насилию и прямо полагающее женщину существом низшим. Ислам лоялен к сексуальному насилию в отношении несовершеннолетних. То есть ты выражаешь свою поддержку учению, оправдывающему всё, против чего направлено твоё творчество! Как это может быть?”. Моя трогательная, милая и на самом деле умная подруга не долго мучилась с ответом: ”У нас, в западном либеральном комьюнити, - ответила она, - принято считать исламофобию расизмом”. И всё. Это объяснение оказалось для неё полностью необходимым и достаточным. То есть существует комьюнити, в котором, к примеру, принято считать бутылку табуреткой. Понятно что из того, что бутылка - это табуретка следует, что на бутылке можно и нужно сидеть, а вот воду наливать в нее будет неосторожно, и еще многие прочие логические следствия.

Рассуждать о том к каким последствием приводит идея о том, что естественная боязнь человеком организации, члены которой склонны к жестоким терактам, является расизмом можно достаточно долго. Но для меня сейчас важно отметить тот момент, что идеи этого сорта появляются в ходе работы всё того же, описанного выше генератора кликуш. И по той же схеме. Собственно единственность схемы, по которой выполнена абсурдизация и эмоциональная накачка “благородного дискурса” во всех перечисленных выше случаях и заставляет предположить, так сказать, “разумный замысел”. Я конечно же не считаю, что кто-то конкретный, прям таки сидит и сочиняет новые схемы этого сорта. Я думаю, что все эти схемы создавались в разное время и разными группами людей, но с использованием единственного прототипа.

Зачем вообще называть исламофобию расизмом? Да всё за тем же. “Расизм” - слово вызывающее обильные и мощные эмоции. Если взять обычный посылочный ящик и написать на нём “расизм” - этот ящик сразу станет узлом человеческих отношений. Он начнет пробуждать эмоции крайней силы. Кто-то будет с пеной у рта поддерживать этот ящик, надев белый балахон, а кто-то столь же ожесточенно станет с этим ящиком бороться. Ящик перестанет быть безразличен людям. Он станет ящиком раздора. Почему так происходит? Потому что расовый конфликт до сих пор не исчерпан. В мире много расистов. И они очень агрессивны в продвижении своих взглядов. Так же в мире много людей, которые полагают расизм злом. Полагают они расизм злом тоже весьма экспансивно и энергично. То есть конфликт вокруг расизма исторически остается настолько силен, что даже простое приклеивание слова “расизм” к совершенно не имеющему отношения к расовому вопросу предмету, сообщает этому предмету всю силу и мощь актуального состояния расового конфликта.

То есть исламофобия никакого отношения к расизму не имеет. Человек который наклеил на исламофобию лейбл “расизм” хотел усилить конфликт вокруг исламофобии, сообщив ему эмоциональную мощность расового конфликта. В тот же момент он хотел абсурдизировать эту ситуацию, поскольку то что Ислам это не раса очевидно в той же степени, в которой очевидно, что бутылка - это не табуретка.

Ну и пожалуй закончу я ещё одной историей о своей другой очень умной и одарённой подруге. Эта моя подруга вышла недавно замуж за мужчину, убившего известную женщину журналистку из всяких сложных сексуально-политических соображений. Моя подруга не любит, когда я называю её нового мужа “маньяк”. Поэтому я назову его “альтернативно гуманистичным”. Так вот, при этих своих матримониальных особенностях моя подруга считает себя феминисткой. То есть с точки зрения технологии формирования демократически шизофренического высказывания она поступает почти что идеально. Она совершает поступок высочайшей степени эмоциональности и крайней степени абсурдности. В одном интервью её спросили:”Как можно быть феминисткой и одновременно выходить замуж за убийцу одарённой, успешной и прославленной женщины”. Она начала свой ответ с того, что:”Во первых акцентировать внимание на том, что убитая была именно успешной и прославленной - это “социальный расизм”...”. Естественно на этом месте я читать интервью прекратил. И собственно именно к этому я призываю и всех остальных. Нельзя и дальше позволять демократической шизофрении разрастаться бесконтрольно. Необходимо выделить для кликушества некоторое особое пространство, чтобы корни демократической шизофрении не прорастали в естественные области человеческой культуры и знания. Необходимо полностью вытеснить демократическую шизофрению за пределы пространства “взрослой” дискуссии.

Когда я сказал своей подруге, что “социальный расизм” - это формулировка чудовищной невменяемости и токсичности, она ответила, что это, напротив, легитимный научный термин. “В какой же науке?” - спросил я её. “В социологии” - ответила она. Я не знаю, все ли социологи уже настолько осатанели, что не понимают, почему нельзя сильные проявления социального неравенства называть “социальным расизмом” или таки просто существует несколько феминистов, которые пытаются активно запустить свежий эмоционально мощный и глубоко абсурдный термин. Я знаю одно. Такого рода терминологические вольности доведут нас всех до цугундера. Проблема гендерного неравенства не будет решена, пока она будет решаться через обострение гендерного конфликта. Аналогичным образом экологические проблемы не будут решены посредством economy shrinking. Так же, когда вы называете исламофобию расизмом, вы увеличиваете проблему исламофобии, а не решаете её. По той же причине термин “социальный расизм” льёт воду на мельницу социального неравенства, а не борется с ним.

Я не призываю бороться с демократической шизофренией. Я призываю отделить место на котором беснуются кликуши от места на котором решаются реальные проблемы. Пока кликуши скачут там, где работают инженеры и ученые, ни одна большая проблема решена не будет.

via
Tux
  • luk_aa

Почему кацапы празднуют 23 февраля

Аффтар putin_huil0
"Любовь общественности к празднованию 23 февраля проистекает из того, что вершина развития жителя Россянии есть идеальный платоновский Мент. Это не оттого, что житель Россиянии такая вот генетическая гнида, просто так исторически сложилось, что ментом (в широком смысле) здесь быть потенциально выгоднее, чем кем-то еще.

Современная россиянская армия не инструмент защиты кого-то от кого-то (если уж на то пошло, то «защищать» тут можно только активы кипрских офшоров, а с этим успешно справляется Росгвардия и прочие частные армии), а средство превращения, вроде бы, нормальных людей в Граждан. После промывки мозгов простой автохтонный гуманоид становится Гражданином. А Гражданин – это будущий Мент.
Collapse )

Grzegorz Brzęczyszczykiewicz

Патерналістам

Ціни на медпослуги значно виросли після введення програм Medicare и Medicaid в 1965 році. Після Obamacare вартість страхової медицини знову значно виросла і вона стала ще менш доступна. Всі ці програми впроваджували демократи. Хоча республіканці теж доклалися. Загалом це результат держрегулювання і бажання зробити медицину "доступною для всіх" методами планової (соціалістичної) економіки. Результати передбачувані.[Spoiler (click to open)]

Ключовий момент: «Кризис дороговизны здравоохранения» в США начался в 1965 году. Правительство увеличило спрос на врачей, введя в действие программы Medicare и Medicaid, одновременно ограничив предложение врачей и больниц. Цены на здравоохранение росли в два раза быстрее, чем инфляция (Рисунок 1). Теперь США повторяют те же ошибки с введением Obamacare (он же «Medicare и Medicaid для среднего класса»).

Ця стаття писалася в 2013 році. В 2021 вже точно можна сказати, що завдяки Obamacare медицина стала ще дорожчою, а значить менш доступною.

PS Хто упустив момент -- обидва підвищення цін на медицину відбулось внаслідок дій демократів. Дії були направлені на покращення доступності медицини...
Grzegorz Brzęczyszczykiewicz

Сын говорит, опять пошли...

Как шли они косяком с зимы 2018 по лето 2019...[Spoiler (click to open)]
Зелеботофермы скупали многих. ...тогда мне даж в личку жж предлагали.



...Вот увидите, вся эта дрянь, Тримцы-Димоны-Марпли потом рассказывать будут, что их взломали, а они всегда были за Украину. Ну или соврут, что продали и даж чек покажут.

Хотя, это может просто новая ботоферма скупает на портфолио аккаунты.
дед

Занимательный выбор Азербайджана: учебно-боевой самолет М-346

Александр Коваленко, военно-политический обозреватель |  Понедельник , 24 февраля 2020, 12:26
Азербайджан приобретёт учебно-боевые самолеты М-346, но почему же никак не российские Як-130.
Занимательный выбор Азербайджана: учебно-боевой самолет М-346

Намедни стало известно, что между Италией и Азербайджаном подписано соглашение о приобретении интеграционной системы учебно-боевых самолетов “М-346”.

Collapse )

Grzegorz Brzęczyszczykiewicz

Четырежды уклонист поздравил Украину с днем оккупационной армии

Добрая традиция чествовать оккупационную армию? Родина для тебя СССР? Настоящие мужчины те, кто празднует позорное поражение? Вова, кто тебе тексты по дебильному писал?


Не служил, а поздравлял, откосил, но стал главнокомандующим. Сегодня про “праздник” забыл и в Фейсбук, и в Твиттере.

Collapse )