Grzegorz (grzegorz) wrote in bitter_onion,
Grzegorz
grzegorz
bitter_onion

Categories:

о том что мир меняется

Вот интересная точка зрения о том, что будет в будущем. Точнее, даже не точка зрения, а высказанная надежда: "Мне бы не хотелось чтоб так произошло и в этот раз. Нынешний уровень стресса, страха и потерь (которые еще предстоят и от того еще страшнее) слишком велик для того чтоб все просто вернулось на круги своя. Это было бы дико несправедливым и глупым развитием событий.
Если уж мы проходим через все это — пусть кризис сделает свою работу и разрубит несколько из тех гордиевых узлов, которые мы тут навязали за прошедшую сотню лет."


Евгений Ронин.

о том что мир меняется
Я искренне завидую нынешним антропологам, социологам и прочим ученым-гуманитариям. Вся эта мрачная ситуация для них — золотое дно в плане собирания материала о массовом поведении в необычных обстоятельствах.

Даже мне очень занятно наблюдать как граждане (включая меня) прыгают по стадиям принятия неизбежного от «это просто грипп» через «китайцы жрут всякую гадость, от них все проблемы», протоптавшись по «мы уже переболели им в прошлом году» к чистой и дистиллированной депрессии.

Впрочем, здесь важны не только личные эволюции. Наиболее яростные споры возникают между сообществами, торчащими на разных фазах принятия. Еще недавно граждане на улицах неодобрительно косились на ходящих в маске («паникеры!», «дураки!»), а теперь ситуация перевернулась, и неодобрительные взгляды уже получают те кто ходит без маски.

Споры в сети тоже очень показательны — иногда и здесь конфликт разных фаз принятия, порой — вполне сущностный, хотя и слишком эмоциональный спор о качестве источников информации, восприятии политики государства и так далее.

Но очень часто это в чистом виде социальный конфликт, когда стороны в прямом смысле не понимают и не слушают друг-друга. Я как-то писал про два народа живущие у нас в стране (совки и не-совки), и про сложности которые испытывает любой кто пытается их совместить внутри одного процесса. Что-то мне подсказывает, что похожие фронтовые линии есть почти в каждом государстве (Израиль — светские и «датишные», США — городские и «реднеки» и т.п.). И ситуация глобального стресса — заостряет существующее непонимание, страх и агрессию, увы.

Я хочу сказать о том чувстве которое я поймал у себя недавно. Я стал вспоминать 2008-ой, почти столь же тревожный год. И мне пришло в голову что почти ничего из того, чего я тогда боялся — не осуществилось. Финансовый кризис навалился и схлынул, и в мире сменилось поразительно мало. Мир развалился на куски, а затем с удивительной точностью собрался в себя же.

Мне бы не хотелось чтоб так произошло и в этот раз. Нынешний уровень стресса, страха и потерь (которые еще предстоят и от того еще страшнее) слишком велик для того чтоб все просто вернулось на круги своя. Это было бы дико несправедливым и глупым развитием событий.

Если уж мы проходим через все это — пусть кризис сделает свою работу и разрубит несколько из тех гордиевых узлов, которые мы тут навязали за прошедшую сотню лет.


Кривая роста

Мои недавние рассуждения о том что мир меняется привели к интересному разговору. Мой собеседник считает что никаких особенных изменений ждать не стоит. То есть как раз высказывает ту самую мысль, которая меня пугает — что как только эпидемия и кризис подойдут к концу — мир вернется к знакомому нам статус-кво.

Его аргументы вполне весомы:

Действительно, почему мир должен изменяться (тем более сильно и навсегда), что ТАКОГО уже произошло на данный момент?

Ситуация необычная, да, но богатые не обеднели, бедные не разбогатели, государства не распадаются. Вон, даже после Второй Мировой — с ее гигантскими гекатомбами и изменениями границ — мир не так чтоб перевернулся с ног на голову.

А сейчас и того нет — количество жертв коронавируса будет, безусловно, достаточно велико, но всемирной катастрофой не станет. Карантин, с его экономическими последствиями — тоже останется в истории «просто кризисом», так стоит ли рассчитывать на то что «мир никогда не будет прежним» (с)?

Попробую поспорить с этой позицией.

Начнем с совершенно материального.

Помните знаменитую картинку с flatten the curve? Она некорректна — нет никакой прямой линии под которую нужно загнать кривую эпидемии. Там вместо прямой — весьма непростая кривая, тоже растущая (хоть и не экспотенциально, конечно).


Потому что во всех странах, столкнувшихся с эпидемией растет количество коек, ИВЛ-ов, в общем — люди как могут увеличивают эту самую healthcare system capacity. Не так быстро как хотелось бы, не без провалов, но рост есть.

И это не какое-то волшебство, происходящее за счет силы духа. На превращение прямой в кривую роста тратятся финансовые и трудовые: сейчас в мире выпускается такое количество ИВЛ, которое никогда до того не производилось, происходит масса конкурентных исследований по созданию вакцин и лекарств от вируса, используются разные формы предупреждения массовых заражений.

Сейчас это все выглядит просто срочным сооружением дамбы от приближающегося наводнения, но у этих «земляных работ» будут последствия в посткарантинном мире.

Не забываем, что сейчас огромная часть мировой экономики практически перестала существовать: авиапутешествия, туризм, спорт — все это лишилось средств и ресурсов. А медицина и все что с ней связано — эти средства получила и продолжает получать.

И этот новый дисбаланс не прекратится в момент окончания эпидемии.

Генералы ведь готовятся к прошедшим войнам (вон, СССР довоевывал Вторую Мировую до конца своего существования и оставил немножко в наследство путинской России). Новый мир будет продолжать готовится к эпидемиям, как, скажем, мир после 2001-го боролся с террористической угрозой.

И акцент на медицине, вероятно, станет не просто государственной политикой — если в медицинском производстве, индустрии гигиены и лечения будут работать гораздо больше людей, в медицинской индустрии будут вращаться гораздо большие чем сейчас деньги — это как раз изменит мир. Как изменили мир после Второй Мировой успехи авиации и ядерная бомба.


Люди в белых (синих, зеленых…) халатах

В заметке про кривую роста и посткризисный мир я несколько увлекся и перескочил важный момент в обьяснениях.

Меня критикнули что непонятно выходит — откуда именно возьмутся изменения. Мол, хорошо, нарастили мы производство ИВЛ, и отдали фарм-индустрии еще несколько десятков миллиардов долларов на вакцины, где здесь прогресс-то?

Попробую еще раз, начав с простой исторической аналогии:

После Второй Мировой бурно начала развиваться гражданская авиация. Причем нельзя сказать что ее не было в довоенном мире — самолеты летали, аэропорты принимали пассажиров. Но ничего похожего на тот авиабум, который начался в 50-ых годах — не происходило.

Война изменила эту ситуацию вовсе не одними изобретениями, сделанными для военных. Не забудем — в течении нескольких послевоенных лет одновременно демобилизовалось огромное количество армейских пилотов и инженеров, а авиационные заводы при этом лишились основной массы военных заказов.

Технологии производства самолетов за время войны были уже хорошо налажены — оставалось только переориентировать производство и инженеров для решения задач гражданской авиации и привлечь пилотов к гражданским перевозкам.

То есть — авиационный бум произошел из-за того что ресурсы, которые до того были дорогими и сравнительно редкими — резко подешевели в производстве и эксплуатации.

Медицинский, если так можно выразиться бум — произойдет ровно по тем же лекалам, особенно если период эпидемии не закончится вот прямо сейчас.

В результате него мировая экономика после эпидемии будет иметь:

Выросшее производство медицинского оборудования. А значит — инженеров, знакомых со стандартами его разработки, спецификой медицинской безопасности и так далее.
Массовую обеспокоенность населения гигиеной, защитой от инфекции и реакцией на эпидемическую опасность.
Опыт разработки вакцин и лекарств в кратчайшие сроки. Ах да, не только разработки — но и сверхмассового и скоростного же потом производства.
Вы что, думаете что все эти ресурсы после эпидемии и карантина будут просто так брошены, списаны и все вернется к «обычной жизни»?

Этому добру будет найдено применение. В посткарантинном мире серьезно вырастет интерес к медицинским технологиям, повысится роль врачей в общественной и политической жизни (все же помнят популярность тех же пилотов в фильмах и книгах 60-ых и 70-ых годов?).

Последствия этого будут, вероятно, весьма велики как для общества, хотя в гораздо большей степени — для самой медицинской индустрии.


Ссылки:
https://eugeneronin.com/2018/03/11/narod-i-narod/
https://eugeneronin.com/2020/04/12/nepodstrizhennye-karantin-zhe-mysli/
https://eugeneronin.com/2020/04/26/krivaja-rosta/
https://eugeneronin.com/2020/04/30/ljudi-v-belyh-sinih-zelenyh-halathttps://eugeneronin.com/2020/04/30/ljudi-v-belyh-sinih-zelenyh-halatah/

Eugene Ronin в ФБ https://www.facebook.com/people/Eugene-Ronin/100004144278723

Tags: на подумать
Subscribe
promo bitter_onion march 15, 17:32 15
Buy for 50 tokens
Все слышали такую сказку, что якобы украинцы, белорусы и русские – это братский единокровный народ, который происходит якобы от триединой древнерусской народности. Ученые открыли страшную тайну – мы не братья. Праславянский этнос, конечно, существовал где-то со II тысячелетия до нашей эры, из…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments