bitvazaurozay wrote in bitter_onion

Categories:

Дело против Порошенко похоже на преступный сговор

Ближе к вечеру в пятницу, когда все казенные учреждения уже закрылись, в интернет слили фото двух определений Печерского суда о принудительном приводе Петра Порошенко в ДБР на допрос в качестве свидетеля по двум уголовным делам, на 28 февраля и на 6 марта. И все выходные на разные лады это обсуждалось как большая новость в разных российских и пророссийских медиа. Сегодня с утра команда адвокатов Порошенко подала по поводу этих решений жалобы в Киевский апелляционный суд, Высшую раду правосудия и заявления о преступлении в Офис Генпрокурора.

Что с этими решениями не так? Почти всё (традиционно для ДБР не тот суд, Печерский вместо Шевченковского; ходатайство подано следователем, не имеющим полномочий; ложные сведения об уклонении Порошенко от явки по вызовами и др.) Но для понимания механики как это координировали и проводили через суды, самое важное – это нарушение новой, принятой в декабре 2019 года статьи 482-прим-два КПК. Она принималась в рамках перехода к новой модели депутатского индемнитета, и предусматривает, что судебное решение о принудительном приводе депутата на допрос принимается судьей а) по ходатайству следователя, согласованному лично генпрокурором или его и.о., и б) только в присутствии самого депутата, которого должны заблаговременно известить о заседании.

В данном случае генпрокурор Рябошапка согласовал оба ходатайства. И он, и следователи, подавшие их в ОГПУ на согласование, разумеется, отдавали себе отчёт, что Порошенко депутат, а не частное лицо, иначе эта часть процедуры просто не была бы нужна. Но в ходатайствах поданных в Печерский суд и в решениях следственных судей Вовка и Константиновой упоминания о депутатском статусе Порошенко нет. И никто его не извещал. Следователи сделали вид, что как бы забыли, а судьи – что как бы не знали, что речь идёт о народном депутате. Мы ожидаем, что именно так они будут объясняться в ВРП. И понятно, чего такие объяснения стоят. Это политически мотивированные взаимно согласованные судебные решения в рамках уголовного производства. Сейчас нам гораздо проще доказать это, чем раньше.

Основная ошибка наших оппонентов, которые координировали эти решения, это как раз их синхронность. Можно как-то пробовать объяснить, что в одном случае судья замотался, недопонял ситуацию, что-то перепутал без злого умысла. Два раза, двое судей одновременно, по одному сценарию и с одинаковыми ошибками и опечатками ("професiйно" вместо "професiйну", "провадження" вместо "провадженнях") – так не бывает. Это уже вполне явно маркирует преступный сговор, причём участвовали в этом сговоре с полным понимаем, что подготовляются и выносятся неправосудный судебные акты и судьи, и следователи, и их координаторы с четвёртого (или какого?) этажа. Генпрокурор может пробовать отговориться, хотя контекст ситуации прозрачно намекает, что он тоже был в курсе.

Ілля Новіков

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded