Grzegorz (grzegorz) wrote in bitter_onion,
Grzegorz
grzegorz
bitter_onion

Categories:

Роттердам+ и Дюссельдорф+: страсти по формулам

Вспоминая страдания кремлевский борыгоборцев, от бесплатных идиотов до Тримца и 1+1... В общем, про ценообразование.

И да, а как борыгоборцы поясняют нынешнее поорожание энергоносителей? Опять Порох Буббачке насрал в шаровары?


Не так давно Дорогая редакция заинтересовалась медийной стороной украинской энергетики и страстями, которые несколько лет кипели вокруг формулы «Роттердам+».

Демонизация Р+ стала не только долгоиграющим информационным трендом, сделав ее чем-то ужасающим в глазах общественности, но и одним из “столпов” фундамента  президентской кампании для одного не очень умелого политика. Фидбэк от читателей мы получили, некоторые претензии поняли – и потому продолжим свою работу в данном направлении.



Роттердам и Дюссельдорф

Итак, начнем. Вот были в украинской энергетике две действующие в одно время и идентичные по своей идеологии формулы ценообразования - «Роттердам+» для электроэнергии и «Дюссельдорф+» для газа. Но вот только о “коррупции Порошенко и Ахметова” на формуле Р+ слышали практически все, а о существовании формулы Д+ практически никто. Кроме симпатиков Юлии Тимошенко, которые хоть и слышали, что “через несправедливую цену на газ для населения власть залезла в карман к каждому украинцу”, но точно не связывали эту  “несправедливость цены” с действием формулы ценообразования газа для населения по формуле Д+.

Возникает закономерный вопрос, почему внимание СМИ, экспертов и активистов различной направленности было приковано именно к существованию формулы Р+, применение которой касалось только промышленных потребителей электроэнергии и не как не отражалась на каждом из нас, а не к формуле Д+, с помощью которой определяли стоимость газа для бытового потребления, т.е. действие которой касалось каждого? Попробуем ответить на него в конце материала.

А сейчас немного фактажа. Давайте начнем называть вещи своими именами - сравним цели и задачи принятия этих формул ценообразования, идеологию их построения и последствия от их работы.

По времени. «Дюссельдорф+» была введена в действие практически в одно время с уже известной вам формулой «Роттердам+». 3 марта и 27 апреля 2016 года – сами понимаете, в историческом масштабе разница сроком в месяц роли не играет.

Причиной внедрения этих формул была российская агрессия, а точнее связанное с ней изменение структуры топливного баланса из-за недоступности исторически используемых энергоносителей - угля (в основном антрацитов) добываемого на территории оккупированного Донбасса и российского газа, который уже давно стал энергетическим оружием “страны-бензоколонки” и основным фактором ее геополитики на европейском континенте.

Обе формулы внедрялись с одинаковыми целями и по требованию международных партнеров, которым была нужна сильная Украина, крепко стоящая на своих ногах. То есть именно западным союзникам почему-то было важно, чтобы наша энергетика при изменении структуры топливного баланса выстояла.

Суть «Д+» проста. НАК «Нафтогаз Украины» приобретает газ для нужд населения и религиозных организаций (ССО – специальные социальные обязательства) у «Укргазвидобування». Сделка проходит по фиксированной цене, единолично установленной в постановлении Кабмина. Дальше «Нафтогаз» продает этот газ по оптовой цене облгазам и газсбытам, которые дальше уже по розничной цене делят  между конечными потребителями. Оптовая цена определялась по методике импортного паритета, но в роли хаба выступал не угольный Роттердам, а газовый Дюссельдорф. Потом эта цена нарастает за счет стоимости транспортировки газа из Германии до границы Украины и Словакии (так называемый «плюс» доставки).

Чем такой механизм отличается от «Роттердам+»?

По идеологической составляющей – ничем. И та, и та формула базировались на принципе импортного паритета, то есть индикативной ценой выступала определенная сумма, за которую вы могли приобрести нужный ресурс или энергоноситель. Все возможные риски отсутствия объемов такого ресурсов компенсировались.

По целям – тоже ничем. Формулы внедрялись по требованию международных партнеров, которые не желали иметь дело с популистами, закладывающих в тарифы нерыночные цены энергоресурсов. Государство ведь ни в случае газа, ни в случае угля не было способно обеспечить поставки по фиксированной низкой цене (значительная часть энергоресурса импортировалась). Поэтому в качестве бенчмарка (ценового ориентира) в обеих формулах была избрана цена импортной альтернативы (европейский хаб + доставка в Украину).

Медийный аспект не обращал внимание украинцев на то, что эти инструменты разрабатывались и вводились временно. Переходной период рассчитывался ровно до того момента, когда Украина наберется сил и сможет запустить рыночные механизмы ценообразования и по газу, и по электроэнергии. Час пробил, механизм запустился, устаревшие формулы отошли на второй план и перестали работать – все шло именно так, как и планировалось.

Но разница между известной всей Украине формулой и ее менее знаменитым братом-близнецом все же есть. И она вовсе не в пользу «Д+». Возможно, сейчас будет немножко больно, но напоминаем: называть вещи стоит своими именами.

Вы ведь помните состояние «Нафтогаза» в то время, когда формулы только начинали работать. Какие там битвы с «Газпромом» мы могли выигрывать, когда НАК банально не хватало ресурсов? Структура расшатанная, денежной подушки нет, «Газпром» давит. Конечно же, без денег такие войны победой не завершаются. Конечно же, эти деньги откуда-то пришлось взять. И здесь помог «Дюссельдорф+»: именно он позволил определить цену на газ для населения, пока «Роттердам+» работал уже для промышленных предприятий.

Можно сказать, соучастниками триумфа «Нафтогаза» стали жители Украины: ведь именно мы с вами оплатили будущее продвижение НАК, которое удивило весь цивилизованный мир. Те украинцы, которые не забывали о налогах и исправно оплачивали коммунальные услуги, на самом деле стали инвесторами одной большой победы. Только об этом почему-то никто не знает, упуская такой масштабный повод для гордости.

По факту, все успехи на фронте судебной битвы с россиянами основаны на работе формулы «Дюссельдорф+». Но, когда дело дошло до разбора полетов, плохой и вопиюще вредной для избирателя вдруг оказалась формула, напрягающая исключительно промышленные предприятия, но выполнившая другую важнейшую функцию – сохранила от обвала угледобывающую и теплоэнергетическую отрасль Украины. Ведь, общеизвестным является факт, что геология украинской угледобычи такова, что отечественным шахтам трудно конкурировать с импортным углем, добываемым в карьерах или широких пластах. Соответственно, Р+ не создал преференций для украинских шахтеров, а всего лишь лишил ценовых преференций импортеров.

Так кто барыга?

Итак, при методологической тождественности, главным отличием «Роттердам+» от «Дюссельдорф+» было то, что угольно-энергетическая формула не распространялась на население. Интересно, кто оказался барыгами в данном случае? По идее, своя рубашка должна всегда быть ближе к телу. Жаль, что медиа вроде «1+1» не рассказал об этом своим зрителям.

Теперь, когда обе формулы отжили свое, стоит задуматься: так кого обвинять следовало? Наша позиция озвучена давно, мы понимаем всю важность момента и влияние российской агрессии на энергетическую систему. Но что с критикой «Роттердам+», господа?

По идее, оппоненты формулы должны неистово исходить пеной изо рта при одном лишь упоминании «Дюссельдорф+». Там, видите ли, за расходы крупного бизнеса припекало, а уж за простого украинцы и вовсе глотки грызть начнем. Но такой реакции не было, нет и вообще не будет. Более того, если про «Роттердам+» вам расскажет каждая бабушка у каждого подъезда (если она регулярно смотрит телевизор, конечно же), то про «Дюссельдорф+» никто и вовсе не знает – это же непопулярное название, его почему-то не кричат на митингах. Просто популярное рекламное агентство «НацКорпус» еще не бралось за раскрутку бренда в общенациональном масштабе, вот и люди все еще не в курсе.

Да, времена были тяжелые, и наша экономика нуждалась в волевых решениях. Никто не спорит с тем, что «Нафтогаз» действительно не имел права на падение. Точно такой же Апокалипсис ожидал нас в том случае, если отсутствие еще недавно доступных шахт на уже пылающем Донбассе вдруг обвалило бы нашу энергетическую систему. В те моменты не до критики было, во главе стола красовался простой и понятный вопрос: выживем ли мы, выстоим ли как отдельное независимое государство.

Так или иначе, и та, и та формула свои поставленные задачи выполнили. Во время войны, пока на востоке рвались снаряды, условный центр Украины не сидел без света по полгода. Все работало, газ поступал, уголь разгружался. Тогда всех устраивал подобный расклад. Возможно, усталость от ни разу не виданной войны пробуждает в украинцах талант к альтернативному экономическому развитию и избирательной аналитике.

Трусы или крестик, господа. Вы либо критикуете и «Р+», и его дублера на рынке газа, либо признаете: пропаганда выела ту часть мозга, которая отвечала за поиск данных и их изучение. Иначе вопли про «коррупционный» Роттердам не имеют никакого значения. Да и раньше не имели, просто нужные медиа вливали их населению в уши, трудясь над этим годами.

И на этом история с энергетикой Украины не заканчивается, оставайтесь с нами. Дальше будет только интереснее.


Tags: газ, мифы ваты, правду говорить легко и приятно
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment