Grzegorz (grzegorz) wrote in bitter_onion,
Grzegorz
grzegorz
bitter_onion

Categories:

Про фантастику

После просмотра презентации Маска вспомнилось почему-то памятное эссе Нила Геймана про фантастику и китайцев. Ну в смысле что нация, которая фантастику не пишет, не способна творчески идти в будущее, максимум потолка - копирование чужих идей. Потому что в мозгах тысяч и тысяч не сидят РЕЗУЛЬТАТЫ обсужденных концепций и сотни возможных идей.
К делу.
Вы заметили что собранный Маском из говна и палок межпланетный пепелац, имеет заявленную готовность как собираться, так и ремонтироваться говном и палками, в том числе и в голом поле на Марсе. Ну то есть, вот мы тут собрали корабль не в чистом цеху, а посреди поля, но это не баг, это фича - он так всегда так должен собираться(ну
в идеале).
Скажи кому такое сорок лет назад, засмеяли бы.
Но при всем уважении это не Маск придумал.
Это Хайнлайн придумал.
Я когда в первый раз прочитал, еще в детстве, смеялся очень, хоть и был маленький. Хаха, ебаный ты ж в рот, ДВС ему сложная поебень, но в будущем в космосе все будет проще. Да, блядь. Конечно. Космический корабль который должен быть таким простым, что починить его должно быть проще, чем починить автомобиль.
Ну короч конструировать корабли я так и не стал, но мысль, прочитанная в детстве, жила со мной ДВАДЦАТЬ ЛЕТ. Я смотрел презентацию и слова Хайнлайна огненными буквами проступали у меня в голове.
Да, мысль о том, что технологическое усложнение не просто (воз)можно, а нужно развернуть вспять, должна быть в головах людей. И тогда это станет возможно. Маск прямо говорит, что его корабли должны быть проще(или надежней, что синоним простоты), чем автомобили. Потому что современный автомобиль НЕЛЬЗЯ починить в марсианской пустыне, не выйдет, запчастей нет.
Но Макс считает что его корабль ДОЛЖЕН быть проще, чтобы его модно было и починить и заправить.
А дальше цитата.
__________________________
Несмотря на большие размеры и огромную мощность, космические корабли устроены, в сущности, очень просто. Любая техника проходит три стадии развития. Первая - это простой, грубый и неэффективный механизм. Вторая - невероятно усложненный механизм, способный возместить недостатки первого и достигающий определенной производительности путем чрезвычайно сложных компромиссов. Третья, заключительная - это изящная простота и высокая производительность, основанная на правильном понимании законов природы и, соответственно, на правильном конструировании, В области транспорта первую стадию представляет повозка, запряженная волами, и весельная лодка.
Вторую стадию с успехом может представлять автомобиль середины двадцатого века до начала межпланетных полетов. Эти ошеломляющие музейные экспонаты были для своего времени быстрыми, красивыми и мощными машинами, но внутри у них находилась целая коллекция механических нелепостей. Первичный двигатель сей колесницы человек мог бы свободно держать у себя на коленях. В остальном этот безумный механизм состоял из скопища задних мыслей, призванных исправить неисправимое, то есть фундаментальную ошибку конструирования: автомобилям и даже первым самолетам источником энергии (если его можно так назвать) служил поршневой двигатель.
В поршневом двигателе было несколько миниатюрных тепловых двигателей, использующих - в изначально непроизводительном цикле - небольшой процент тепла экзотермической химической реакции, которая прерывалась и вновь возобновлялась каждую долю секунды. Большая часть этого тепла преднамеренно сбрасывалась в "водяную рубашку", или "систему охлаждения", ` потом через теплообменное устройство уходила в атмосферу.
Под действием того немногого, что оставалось, металлические болванки сновали взад-вперед как ненормальные (отсюда и название "поршневой") и через передаточный механизм заставляли вращаться вал и маховик. Маховик не обладал стабилизирующими свойствами (хотите верьте, хотите нет). Его задачей было копить кинетическую энергию в тщетной попытке покрыть грехи поршневого механизма. Вал наконец-то заставлял вращаться колеса, и таким образом эта куча железа ехала по дороге.
Первичный двигатель использовался только для ускорения и преодоления "трения" - это понятие тогда широко применялось в технике. При торможении, остановке и повороте герой-водитель использовал силу собственных мускулов, с грехом пополам увеличенную путем системы рычагов. Несмотря на название "автомобиль", в этих машинах не было автоматического управления. Управление, как умел, осуществлял человек, долгими часами тараща глаза за грязное органическое стекло. Он без всякой помощи и порой с катастрофическими последствиями оценивал собственное движение и движение других машин. В большинстве случаев водитель понятия не имел о количестве кинетической энергии, накопившейся в машине, и не смог бы составить простейшего уравнения. Ньютоновы законы движения были для него столь же глубокой тайной, что и сущность Вселенной.
Тем не менее на Земле кишели миллионы этих механических недоразумений, чудом не сталкиваясь - или сталкиваясь - друг с другом. Ни один автомобиль не работал как полагается. Они по природе своей не могли работать как полагается. И постоянно выходили из строя. Их водители были чрезвычайно довольны, если они работали вообще. А когда они переставали работать, что случалось через каждые несколько сотен миль (сотен, а не сотен тысяч), тогда нанимался человек из касты посвященных, который проделывал недолговечный и всегда дорогостоящий ремонт.
Несмотря на безумное несовершенство, автомобили служили мерилом достатка хозяев и были самой большой ценностью своего времени. Целых три поколения людей были их рабами.
"Перекати-Стоун" представлял третью стадию развития техники. КПД его двигателя равнялся почти ста процентам, и на корабле почти не было движущихся частей, кроме гироскопов, а в двигателе их не было вовсе. Ракетный двигатель - самый простой из всех тепловых двигателей. Может, Кастора с Поллуксом и поставил бы в тупик легендарный автомобиль "форд-Т", но "Перекати-Стоун" был далеко не таким сложным - он просто был гораздо больше. Многие детали, с которыми близнецам приходилось иметь дело, были очень тяжелыми, но одна шестая земного притяжения очень облегчала дело, и братья только изредка прибегали к подъемным механизмам.
Скафандры были помехой во время ремонта, но близнецы этого не замечали. Они надевали скафандры, выходя из искусственной атмосферы подземного города, с тех пор как себя помнили. Они носили скафандры и работали в них, не думая об этом так же, как их дед в комбинезоне. Воздух на корабле во время ремонта нагнетать не стали - неохота было то и дело пользоваться шлюзом, одеваться и раздеваться при каждом выходе.
Городской представитель компании ИБМ поставил им новый баллистический компьютер и включил его, но после ухода техника близнецы разобрали компьютер и тщательно проверили его сами, питая глубокое недоверие к проверке, производимой поставщиком. Баллистический компьютер корабля должен быть верен - иначе корабль превращается в обезумевшего робота, который непременно разобьется и погубит своих пассажиров. Новый компьютер принадлежал к виду "третий раз повторяю". Это был тройной мозг, каждая треть которого могла самостоятельно решить определенную задачу. Если одна треть давала сбой, две другие, объединившись, отсекали ее, обеспечивая этим хотя бы одну точную посадку и возможность исправить ошибку. Близнецы лично убедились, что все три доли электронного мозга находятся в здравом уме, но отец и бабушка, к их неудовольствию, проверили все еще раз после них.
Просветили рентгеном последнюю отливку, получили последний металлургический анализ из лаборатории космопорта, последний отрезок трубопровода поставили наместо и проверили герметичность. Настала пора перевозить "Перекати-Стоун" со стоянки Дэна Экизяна в порт, где opedqr`bhrek| Комитета атомной энергии - засаленная обезьянка с докторской степенью по физике - вложит в "котел" корабля радиоактивные кирпичики и опечатает его. Там же корабль возьмет запасы и топливо - стабилизированный моноатомный водород. "Перекати-Стоун" мог при необходимости работать на чем угодно, но лучше всего он работал на моно-аш.
______
Пока в двигателях Маска все еще есть дохуя движущихся частей. Посмотрим как они будут в ремонте на Марсе.

Anton Shvets
https://www.facebook.com/anton.an.shvets/posts/883853418653631



- «Поговорим о жанре»: беседа Нила Геймана и Кадзуо Исигуро. Часть 1 https://www.livelib.ru/translations/post/20889-pogovorim-o-zhanre-beseda-nila-gejmana-i-kadzuo-isiguro-chast-1
- «Поговорим о жанре»: беседа Нила Геймана и Кадзуо Исигуро. Часть 2 https://www.livelib.ru/translations/post/21231-pogovorim-o-zhanre-beseda-nila-gejmana-i-kadzuo-isiguro-chast-2
- https://busrra.livejournal.com/77534.html


Tags: думка, навіяло
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments
А у Маска очень много отсылок к фантастике - иногда бросающихся в глаза.
И эти отсылки переплетены в клубок.
Его плавучие платформы «Just Read the Instructions», «A Shortfall of Gravitas» и «Of Course I Still Love You» носят имена разумных космических кораблей Йэна Бэнкса. Из его же текстов взят космический челнок, выглядящий как красный спорткар — и тут же отсылка к постоянно используемой в его текстах музыке Боуи. В роликах Маска звучат именно темы Боуи, такие традиционные для космонавтики теперь.
У него мелькают хайнлайновские принципы, а возможно — масса других, ведь американская фанткультура очень богата и мало нами освоена.
И — что мне нравится — это всё отсылки к очень гуманистичным текстам.