auburn_daddy (auburn_daddy) wrote in bitter_onion,
auburn_daddy
auburn_daddy
bitter_onion

Category:

Очень тайная вечеря

(Часть 1)
Из серии «Неугомонный император»



Время шло, а императора все так и не удалось развеселить. Раньше-то он был веселый и шустрый, охрана вся мокрая ходила, потому что часто теряла его из виду. Росточком он небольшим получился, и потому шмыгнет, бывало, в за какую занавесь или в совсем задний проход, и нет его. Охрана с ног сбивается – ищет, и в собачьем питомнике, и в постели у спортсменки, и в келье с попами – нет его, и хоть ты тресни. И только потом из ПВО сообщают – вот он, сердешный, с аистами летит куда-то. Или еще бывало, наберет цыган, Кобзона, Задорнова, а то и весь ансамбль Александрова и в Сибирь, к шаманам. У них такие грибы, что пейот у Кастанеды просто отдыхает. Бывало, такое вытворяли, аж страшно. И ничего, на утро никто и ничего не помнит, только ощущение того, что хорошо погуляли остается. Бубны у шаманов, какие порвали, в какие нагадили, олени опять же – шарахаются от каждого звука, а как-то раз нашли рядом с костром мертвого медведя. Никто не нашел на нем ран, как умер – непонятно, но видно, что мучился перед смертью.

Но прошло все это. Печальным стал император, да и нет уже ни ансамбля, ни Кобзона, ни Задорнова. Оленей всех извели и медведей. Некуда императору податься и тогда он стал выспрашивать у министров, как вообще в мире, что делается и что там думают о нем, об императоре, и о его империи. Оказалось, что и тут все не так хорошо, как он себе представлял. В общем, на тайное совещание были приглашены министр иностранных дел Ноздря и владыка иномирских дел Гундос.

— Ну что же, – начал император, – как там твоя поездка в Стабул? Что решили? Как вообще там погода и все такое?
— Ваше величество, не велите казнить…
— Есть за что?
— Ну, мы все перед вами грешны и живот наш в руках ваших…
— Вот давай без этого, а? Я как представлю твой живот, да еще в своих руках. Фу, мерзость какая. Будь тебе пять или шесть лет, тогда бы можно было и про животики поговорить, а так – не гневи меня, рассказывай.
— В общем съездили хорошо и встретили нас хорошо. Мы пояснили нашу позицию, но там патриарх уже в таких летах, что дипломатического языка так и не понял, пришлось пояснить просто и по сути.
— Да-да, – поддакнул иностранный министр и отодвинул от себя чайные приборы.
— Так ты ему пояснил по-простому?
— Пришлось, ваше величество. Но я ему культурно все рассказал, мол – вывеску можешь оставить здесь, а отдел кадров перемещай к нам, у нас – компьютеры есть правильные, да и хакеры первоклассные, никому не дадим покуситься в таинства назначения на духовные должности. Я ему рассказал, как у нас все отработано, что каждого кандидата проверяют спецслужбы, чтобы никакой крамолы не водилось и прочего. В самом деле, зачем ему это надо? Мы сами можем всех назначать. Кстати, предложил ему и нашу секретаршу, чтобы она набирала и публиковала тексты. В общем, пообещал ему неограниченное количество порошка – министр иностранных дел энергично закивал головой, блестя пенсне – бронированный автомобиль и банковскую карточку с безлимитным счетом. Но старик ничего не понял.
— И ты…?
— И я ему так аккуратно говорю, что полоний хоть и редко встречается в природе, но он может его встретить почти гарантированно.
— А он что, не слышал о полонии?
— Хуже. Он мне на ухо шепнул ересь.
— И что же это за ересь такая может быть? Нас вроде ничем уже нельзя удивить.
— Нет, это была чистая ересь. Я даже боюсь ее здесь произносить, чтобы не прогневить небеса.
— Властью, ниспосланной мне оттуда – император показал глазами наверх – приказываю тебе огласить ересь, какой бы она ни была!
— Он сказал: «Слава Украине!»

В зале возникла неловкая пауза, а эхо еще несколько раз повторило последнюю фразу и присутствующие начали оглядываться по сторонам. Дело было ночью и когда из темных углов послышалось эхо, император вдруг ощутил, что хорошо бы справить малую нужду, а заодно и большую, но усилием воли, присущим разведчику, сдеражал эти позывы и немного надтреснувшим голосом спросил:

— И что же ты?

Патриарх жевал свою бороду и даже силился глотнуть ее и по всему было видно, что он прямо сейчас не сможет продолжать говорить и тогда инициативу перехватил министр. Он давно недолюбливал патриарха и решил, что сейчас можно вернуть все те колкости, которые тот отпускал в его адрес без единого ответа.

(Часть 2)
— Ваше величество, давайте я! Ну и нашему патриарху сделалось нехорошо. По дипломатическим каналам стало известно, что он ответил «Героям слава», после чего развернулся и пулей выскочил от вселенского патриарха. Это все.

Император с каким-то странным видом, совмещающим сожаление и решимость, придвинул поближе к патриарху кружку с чаем. Но решил, что надо выслушать министра и потом уже обоих напоить. Он кивнул охране, чтобы та была готова к церемонии насильственного чаепития, которая практиковалась тут чуть ли не каждый день.

— Хорошо, — глухо подытожил император – улун (чай) пусть настаивается, а пока хочу послушать министра иностранных дел о ходе операции прикрытия «Скрипун» в Англии. Я поручил тебе там все закрыть, чтобы не воняли про Скрипалей и ту бомжиху, которая преставилась от нашего препарата. Как с этим вопросом? Ты же знаешь, я летал в Сибирь за грибами и не в курсе дела.
— В общем, государь, мы справились. Маша Захарова стояла насмерть и все отрицала. Да и ваш Песков был хорош, особенно мне понравилось, как он процитировал Тацита: «Кофелёк, кофелёк! Какой кофелёк?». Мы им всем четко указали, что это – не мы, и что не пойман – не вор.
— Ты это, — откашлялся император, – про воров полегче. Воры – уважаемые люди, и делают очень много для империи и ее общака. Так что – аккуратнее.
— Виноват, ваше величество, больше такого не повторится!
— То-то же! Фильтруй базар, алень или вернее – конь. И что было дальше, они поверили?
— Вы будете смеяться мой фюрер, мой император, но у них там какое-то массовое помешательство. После того, как они выложили фотографии этих двоих, я набрал министра иностранных дел Англии, меня долго соединяли и представьте, в это время в телефоне играл гимн Украины. Я все зубы стер, пока дождался министра и не успел ему сказать даже слова, когда он вместо: «Хелоу, Сергей», сказал «Слава Украине!»

Император откинулся на спинку трона и стал глазами зыркать по темным углам, откуда эхом разносилась ненавистная фраза. Да что там, сам министр обнаружил, что в его туфлях стало сыро, но виду старался не подавать. Так прошло минут десять, пока все приходили в себя. Император заметил движение справа и слева от себя. Сначала подумал: «Хана! Они уже здесь!», но потом понял, что это подменялись номера его охраны, они пулей выметались в туалет, а на их место становился сменщик. Дело в том, что они стояли ближе к темным углам, откуда эхо было слышно еще лучше. Но, в конце концов, император вспомнил, что подчиненным нельзя показывать ни страха, ни растерянности, ибо как только они почувствую слабость – порвут как Бобик грелку. Выйдя из нирваны, он напустил на лицо важность и строго спросил:

— Ну, а ты что?

Министр хотел было рассказать, что он поверг коллегу на лопатки и пояснил ему, что на тех фотографиях изображены не сотрудники ГРУ, а простые актеры, которые играли в известном телесериале, что империя к этому вообще не имеет никакого отношения, а все совпадения – случайны, что лично он – борется за мир, всеми возможными и невозможными средствами. Но потом понял, что император не поверит, как не поверил в прошлый раз, когда пропало полтонны кокаина в Аргентине. Похоже на то, что пока император с министром обороны жрали потаенные мухоморы в своей Сибири, ему еще не доложили о потере двух тонн кокса в Бельгии, а может уже и доложили, как это узнаешь? В общем, он решил использовать средство, которое триста лет назад изложил Петр 1 в своем указе, где описал вид лихой и придурковатый, который должен иметь подчиненный перед лицом начальствующим. К счастью, министру не надо было прилагать для этого каких-то особенных усилий и он просто расслабил мышцы лица и эффект не заставил себя ждать.
Но в этот момент оказалось, что патриарх уже выплюнул бороду и решил вернуть министру долг:

— Ваше величество, он ответил «Героям слава» и положил трубку.

Император уже просто по-деловому пододвинул кружку и к иностранному министру, но потом задумался и спросил обоих посетителей сразу.

— И каков наш ответ им на это?
— Ваше величество, — продолжил патриарх – мы тут посоветовались и решили объявить о ереси вселенского патриархата, выйти из него, и предать анафеме самого вселенского и его епископов. Они мешают не только нам, как московской патриархии, но православию, христианству и вообще – богословию. С этим Стамбулом мы так и не сможем решить главный канонический вопрос, который поставлен современностью.
— Что за вопрос? – поинтересовался император.
— Мы не хотели это вам говорить раньше времени, но раз уж так сложилось…
— Да знаю я. Вы меня хотите канонизировать и сделать святым при жизни и не знаете, как это сделать
— Извините, ваше величество, тут вопрос намного глубже и шире. Наши богословы никак не могли прийти к одному мнению в том, кто вы: бог- сын или бог-отец и единственное, с чем все согласны, что вы точно – святый дух.
— Интересно, и что же вам помешал сделать Стамбул?
— Мы пришли к выводу, что вы – и то, и другое и третье, в одном лице. Полное воплощение!

Император смахнул слезу и расцеловал патриарха.

— Ваше величество, мы – тоже – зачастил министр – мы тоже!
— Что, тоже?
— Мы решили признать Америку и Англию нелегитимными, а ООН – неправомочной и предложили провозгласить вас императором всея Земли и плевать, что они там обо всем думают. Зачем нам перед ними унижаться?

Император обнял их обоих, махнул охране, мол – все в порядке, и вместе с ними вышел из зала. Величие уже просто не умещалось в нем и надо было выйти на улицу, дабы им, величием – осветить всю землю и заодно – приказать солнцу вставать и светить.

© anti-colorados

***
Когда император благополучно отсветился перед толпой, он в сопровождении охраны вернулся в казематы, сдал номерок и проследовал в четвертую камеру. Решетчатая дверь с лязгом захлопнулась. В соседних камерах слева уже сидели другие трое императоров, которых выводили из Кремля посветить в других случаях. В пятой, справа, сидел особенно злостный экземпляр, которого подбирали еще тогда, когда было нужно, чтобы император всенепременно мог свободно шпрехать по-немецки. Остальным такое без было надобности.
Четвертый император ковырнул ногой охапку прелой соломы, и сбросил на неё расшитый вензелями ватник. Усаживаясь на корточки, его вдруг пронзила мысль - он давно не слышал шевелений и звуков из шестой камеры. А шестой-то когда-то был самым первым.

Tags: Хуйло, кацапознавство, разрешите процитировать, роисся вперде, уебаны, узкий мир
Subscribe

promo bitter_onion Березень 15, 17:32 15
Buy for 50 tokens
Все слышали такую сказку, что якобы украинцы, белорусы и русские – это братский единокровный народ, который происходит якобы от триединой древнерусской народности. Ученые открыли страшную тайну – мы не братья. Праславянский этнос, конечно, существовал где-то со II тысячелетия до нашей эры, из…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments