Старенька Бабця (argument_q) wrote in bitter_onion,
Старенька Бабця
argument_q
bitter_onion

ФОНД Дианы Макаровой: КТО ВИДИТ СУСЛИКА

Оригинал взят у litobude4 в ФОНД Дианы Макаровой: КТО ВИДИТ СУСЛИКА
КТО ВИДИТ СУСЛИКА

………. «Кто в армии служил – тот в цирке не смеётся.»
(Козьма Прутков – прапорщик. Мысль №572)…….…

ВЫСОКИЕ, ВЫСОКИЕ ОТНОШЕНИЯ!

Сразу оговорюсь, чтобы не было гнусных инсинуаций – я человек невоенный. Я всегда об этом знала и помнила, напоминала и настаивала на таком определении, а за последние два дня мне столько раз об этом повторили, что я даже стала украдкой поглядывать на себя в зеркало – не проглядывают ли тайком надетые лампасы?
Не блеснёт ли часом кокарда из-под гражданской легкомысленной кепки?
То-есть, упрёки в мою сторону «вы ж гражданский человек, что вы можете понять в армейских отношениях!» звучали исправно - словно я подавала себя как минимум генералом, а не скромным волонтёром, никогда и ни при каких обстоятельствах не напяливающим на себя даже камуфляж.

… но по порядку.
Однажды на стол одного из депутатов легли одновременно шесть заявлений из 54-й бригады. В заявлениях военные рассказывали о публичном унижении, избиении их и подвержении неоправданной опасности. Все заявления касались не комбрига, не комбатов бригады – но всего лишь одного капитана, несущего службу в инженерном подразделении этой бригады.

………. «Не всякий капитан – исправник!»
(К.Прутков)……….

Случай несколько вопиющий.
Из армии постоянно идут рапорты. Солдаты и офицеры жалуются на командиров (кто решится жаловаться, конечно). Но разрозненно, из разных бригад. А чтобы шесть одновременно? Из одной группы инженерного обеспечения? И все – жалобы на одного командира?
Нет, братцы, такое случается редко.
И депутат принял единственно верное решение в таком случае – направил депутатский запрос, который инициировал работу проверочной комиссии в 54-й бригаде, а именно – в группе инженерного обеспечения.

Я узнала об этом случае уже после всего – и мне рассказали, что проверочная комиссия склоняется к тому, чтобы замять дело.
Я прочла заявления и удивилась.

ЦИТАТЫ ИЗ ЗАЯВЛЕНИЙ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ:

«… присутствовал и был свидетелем того, как капитан Прокопчук лично избивал и угрожал Б……му. По данному факту обладаю видеодоказательствами»

«… могу пояснить следующее: капитан Прокопчук неоднократно оскорблял подчинённых и меня лично. Применял физическую силу.
… во время боевого выезда на боевое задание высадил меня и солд. Х…..у (женщина) с боевым оружием и приказал добираться до нашего подразделения как угодно»

«… я був свідком побиття солдата М….а капітаном Прокопчуком, після чого солдат, побоюючись подальшої розправи з боку капітана, залишив військову частину і звернувся в медичний заклад»

«… капітан у грубій формі ображав солдата А…..о, а після цього наказав здати зброю і добиратися у розташування підрозділу пішки, не дивлячись на те, що відстань була більше 30 км і була ймовірність нападу ДРГ противника»

«… я неоднократно был свидетелем вымогательства денег с военнослужащих.
… солдат Х…..к был неоднократно избит капитаном Прокопчуком, в результате чего солдат получил множественные переломы рёбер, ушибы, ссадины»

«… я был избит капитаном Прокопчуком.
Через день меня отправили в военный госпиталь
Документы с госпиталя прилагаются»

«… при виконанні бойових завдань на виїзді в зону «нуль» капітан Прокопчук неодноразово погрожував мені фізичною розправою»

«… он в багажнике машины Жигули вывез меня на «ноль»
На передней линии он отрабатывал со мной команду «Выход» на минное поле.
Потом, когда начался обстрел, он приказал мне выйти из блиндажа под обстрел»
(женщина-военнослужащий)

«… неоднократно вызывал меня ночью из дома в подразделение без уважительной причины, т.е. устраивал команду «Тревога» лично для меня»
(женщина-военнослужащий, живёт рядом с дислокацией штаба, имеет ребёнка 2-х лет)

Ну, хватит, пожалуй, цитат.
Тут про «замять дело» даже речи нет – тут, кажется, нужно поднимать на уши прокуратуру и контрразведку сектора, за то что прошлёпали такую вопиющую ситуацию.
И я написала пост https://www.facebook.com/diana.makarova.37/posts/1299993310061367

Где-то через час после публикации поста мне позвонил комбриг 54-й бригады, и пригласил меня на место, чтобы там, на месте, разобраться во всём. И извиниться перед прекрасным офицером – и мне это докажут! – капитаном Прокопчуком.
Комбриг почти слово в слово повторял то, что незадолго перед этим мне сказал Мысягин, официальный волонтёр 54-й бригады – «Вы написали однобокий пост, надо дать слово самому капитану. Его оклеветали, и он может оправдаться.»
Более того – с меня заранее попросили опровержения моих слов в случае «если вы убедитесь, что неправы»

О, прекрасно.
вы не представляете, с какой радостью мне хотелось убедиться в обратном. И как хорошо и чисто было бы на душе, когда писала бы я это опровержение.
Нам ведь всем хочется видеть нашу армию:
- современной
- отличающейся от советского пошиба
- и даже открытой и вполне демократичной, не?

Тем более, что, находясь далеко от очага, никогда не поймёшь, откуда дует и где горит. А где просто идёт бой.

………. «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны»
(Шота Руставели)……….

НЕКОМИССИЯ

И мы поехали на встречу, пригласив с собой Машу Берлинскую. Почему Машу? – ну, она давно и успешно занимается сложным вопросом женщин на фронте. А поскольку среди рапортов два были от женщин – профессионал в этом вопросе необходим.

- Прошу сразу не воспринимать нас комиссией. Мы никоим образом не комиссия, и не имеем права таковой считаться. Мы – гости комбрига, которые случайно оказались втянуты в эту ситуацию. – сказала я сразу после встречи с комбригом, пресс-офицером и…

… и капитаном Прокопчуком.
Искомого капитана сразу же пригласили для знакомства с нами.

… ВАЖНОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ.
Надо отдать должное комбригу – он создал все условия, чтобы мы могли поговорить с капитаном и его подчинёнными. Комбриг даже не настаивал на собственном присутствии при беседах – однако, те, кто соглашался говорить правду о злополучном капитане, просили комбрига присутствовать.
Бойцы доверяют комбригу – это важная ремарка в данной истори.

Пока мы ехали в бригаду, нас догнали ещё два заявления и одна видеозапись. В этих новых свидетельствах снова говорилось об:
- унижениях
- избиениях
- угрозах
- расправах с неугодными

капитана Прокопчука.
Итак, к моменту встречи у нас на руках было уже восемь свидетельств с одной инженерной группы (!)

………. «В человеке всё должно быть прекрасно: погоны, кокарда, исподнее. Иначе это не человек, а млекопитающее.»
(ДМБ)……….

Защита капитана была выстроена мгновенно. Сценарий встречи продуман и безукоризнен.
Нас представили и тут же начали рассказывать о том, какой это прекрасный организатор, профессионал и вообще редкий специалист.
Нас всё время порывались сводить на показательную экскурсию по классам, казармам, столовой и даже в нужник.
Мы вежливо отказывались, понимая и честно веря, что всё это должно было быть блестящим и прекрасным.
Защита разваливалась на глазах. Мы-то приехали не проверять чистоту казарм. Мы приехали, чтобы понять за морально-психологический климат в подразделении. И просили только одного – встречи с бойцами, написавшими заявления.

………. «Здесь вам не тут – здесь вас быстро отвыкнут водку пьянствовать и безобразия нарушать»
(Козьма Прутков-прапорщик, афоризм №17)……….

Капитан Прокопчук боролся с пьянством во вверенном ему подразделении. И в это мы тоже верили.
Нам тут же рассказали, что бойцы, написавшие заявления – наркоманы и пьяницы, а также лентяи, не желающие исполнять свои обязанности. И мы кивнули – такое тоже могло быть.

(забегая наперёд – не оправдалось. Кто-то не пил вообще, кто-то не был пойман на этом ни разу, не говоря уже о женщине, написавшей одно из заявлений – там ни о какой лени или пьянке просто речи быть не могло. Кто-то из написавших заявление был пойман на специфическом курении – но тоже, если верить капитану Прокопчуку. Вот и всё из предосудительного по потерпевшим.)

Но тут ведь дело было в том, чего никак не мог (не хотел?) понять комбриг – лично я приехала НЕ защищать отдельно взятых бойцов. НЕ обвинять капитана. НЕ считать одних огульно святыми, а других полными негодяями. И, конечно же, НЕ симпатизировать одним и НЕ порицать других.

………. «-Видишь суслика?
— Нет.
— И я не вижу. А он есть!»
(ДМБ)……….

Нам было интересно всего лишь одно – насколько могло быть правдой то, что написано в заявлениях.
И какие действия предприняло руководство бригады по предотвращению подобных инцидентов, буде в заявлениях окажется правда. Хоть наполовину правда – а даже половина перечисленного в рапортах уже преступна.

Капитан понял бесполезность встречи первым. Сначала он горячо порывался перебивать речь комбрига в его защиту, вскакивал с табурета, порывался что-то сказать, потом, с криком: «БЛЯ!» - выскочил из комнаты.
В присутствии комбрига, да.
Больше мы капитана Прокопчука не видели.
За те двадцать минут общения, которые выпали нам, мы сложили следующее мнение – капитан Прокопчук производит впечатление психически неуравновешенного человека.
Мы не скрыли своего впечатления от комбрига. Мы вообще мало что скрывали во время этой встречи.

………. «Солдаты! Вы знаете, что я вам могу сказать, и я знаю, что вы мне можете ответить. Короче, служите!»
(ДМБ)…….…

Далее перед нами выстроили подразделение – чуть более двадцати человек. Я снова была против такой строевой демонстрации – но сценарий встречи разрабатывала не я.
Выступили двое. И перед этим перед нами выступила отдельно приглашённая женщина, свидетель перевоза в багажнике пострадавшей.
Итого трое.
Они говорили от имени подразделения, и снова звучало – какой прекрасный офицер и хозяйственник капитан Прокопчук. Как у него чисто и тепло в казармах. Что даже на лето буржуйки не убираются (тут я, честно говоря, ничего не поняла – зачем буржуйки летом?)

……….«Армия — не просто доброе слово, а очень быстрое дело. Так мы выигрывали все войны. Пока противник рисует карты наступления, мы меняем ландшафты, причём вручную. Когда приходит время атаки, противник теряется на незнакомой местности и приходит в полную небоеготовность. В этом смысл, в этом наша стратегия.»
(ДМБ)…….…

Капитан Прокопчук прекрасный специалист, в том числе и в минно-сапёрном деле. И никогда не избегает работы на самом передке. И, соответственно, от подчинённых требует того же. – слушали мы.
Как пример его отличной профессиональной работы, было сказано:
- А когда идёт атака, то во главе каждого подразделения капитан ставит сапёра. Тот идёт впереди и снимает растяжки.

Мы все очень удивились.
Повторяю – я невоенный человек, и комбриг мне это повторял ежеминутно, поэтому я представила такую атаку, снова ничего не поняла и решила посоветоваться со специалистами. На всякий случай.

Я опросила четверых военных, из них – опытный десантник, комбат, и двое людей, имеющих плотное отношение к минно-сапёрному делу.
- Чушь какая-то. – сказал один. – Что за снятие растяжек во время атаки?
- Растяжки снимаются перед атакой. Во время атаки – полная фигня. – пожал плечами второй.
- Хотел бы я посмотреть на скорость этой атаки, исходя из нормативов снятия растяжек. – удивился третий.
- Может, этих сапёров ставят вперёд во упреждение? Мол, если они плохо сняли растяжки, то пострадают первыми? Нормальная мотивация для обучения, чо. – предположил четвёртый.

……….»Военное воспитание внедряет отвагу при помощи страха»
(Козьма Прутков-прапорщик, мысль №122)……….

Итак, из строя, демонстративно выставленного перед нами, говорили трое. Остальные молчали.
Я попросила людей извинить меня за то, что они выстроились в строй передо мной. И просто рассказала им, кто мы и почему приехали. Объяснила, что сейчас мы будем говорить с теми из их товарищей, кто написал заявление и кого для нас найдут. Попросила записать мой номер телефона, если у кого-то найдётся мне что-то сообщить.
Половина строя (!) полезла за телефонами и записала мой номер. Первый звонок прозвучал через пять минут.
Вот так вот…

Солдат мог и хотел подтвердить заявления их товарищей. Готов был говорить при комбриге
Говорил, подтвердил. Комбриг обещал переговорить с ним на следующий день относительно перевода бойца в другое подразделение.

Второго бойца из высказавших желание подтвердить заявления товарищей привезли из самого переднего края, куда он был переведен по просьбе капитана Прокопчука.
Говорили.
Боец подтвердил написанное в заявлениях в присутствии комбрига.

Женщина, которую вывозили в багажнике, говорила с нами тоже. Говорила при комбриге, начальнике штаба и пресс-офицере.
Она тоже подтвердила всё, написанное ею.
Нам показали фотографии этой женщины, лежащей в багажнике. Оказывается, когда они доехали до места назначения, нулевой опорник – пассажирки автомобиля (женщины, служащие в том же подразделении) начали её фотографировать. А как же – это же такая веселуха…
Нет, никто её не связывал и не заталкивал насильно. Ей просто приказали. Пришлось приказывать дважды.

………. «Девушкам, не умеющим отдавать честь, два шага вперед!»
(Козьма Прутков-прапорщик, афоризм №45)……….

- Ну, и что? – сказали нам. – Это такое преступление, приказать проехаться в багажнике? А если в машине не было места? Вы бы не согласились лечь в багажник? Неужели это так обидно?
- Я бы не согласилась. – ответила я. – Да, это обидно. Я бы легла в багажник только в случае эвакуации, если в машине раненые. В другое время мой командир не должен так поступать. Это унижение. Тем более что это и было задумано как унижение.
- Так она простила капитана. Капитан уже попросил у неё прощения. – сказали нам.
- Это правда? – спросили мы.
- А что мне оставалось. – ответила нам эта умная и славная женщина. – Я сразу после этого случая обратилась к начальнику штаба. И он перевёл меня в другое подразделение.

Перевод в другие подразделения вообще стоял в группе ГИЗ очень остро и даже массово. Командиры рассматривали каждую просьбу, и, если капитан Прокопчук не возражал, подписывали перевод.
- А если возражал? – спросила я.
- Если возражал, то он возражал по существу. Например, если он говорил, что человек хороший специалист, и он должен служить в ГИЗ, человек оставался служить в ГИЗ.
- Ясно… - ответили мы.

То-есть, чтобы уйти от капитана Прокопчука, нужно было попросить об этом в первую очередь капитана Прокопчука.
Сам же капитан, если и хлопотал о переводе кого-то – то только о переводе на передний край. Как случилось с бойцом, которого привезли на встречу с нами прямо с дуги.

- Ну, и что, что лупит морды? – сказали нам. – А кто не лупит? А покажите мне бригаду, где бы такого не было? А как иначе добиться дисциплины?
- А ногами по рёбрам? – спросила я.

А действительно – где грань?
Где то, что незаконно, неуставно, но допустимо в боевых действиях? А где уже недопустимое?
Один мой друг, он, знаете ли, военный – говорит в таких случаях:
- Читайте устав. Там всё написано. Если следовать уставу, всё будет правильно.

Давайте на мгновение станем уставными, военными людьми – рекомендую застегнуть все крючки, это помогает – и попытаемся найти в уставе…
нет, даже не так – в УСТАВЕ украинской армии - хоть что-нибудь о мордобое.
Найдёте – скажете.
И можете расстегнуть крючок.
Вольно.

… «Пришивайте подворотничок к воротничку.
— А мы не умеем.
— Никто не умеет… Дело не в умении, не в желании, и вообще ни в чём. Дело в самом пришивании подворотничка.»
(ДМБ)…

Итак, мы поговорили с тремя из написавших заявления и желающих это подтвердить.
С двумя написавшими заявления мы поговорили по приезду. Итого пятеро.
Всего на данный момент у нас было десять свидетельств произвола капитана Прокопчука – описанных в заявлении и подтверждённых устно, при комбриге.
Да, что-то было написано преувеличено – там, где бойцам по заявлениям капитан Прокопчук велел шагать от передней линии до расположения тридцать километров, выставив их из машины, на поверку оказалось двенадцатью километрами – кстати, как классифицируются такие проходочки?
С оружием, в полной выкладке. Без боевого распоряжения.
Кажется, это излюбленное наказание для неугодных у капитана Прокопчука.
- За что он тебе велел идти пешком? – спросил комбриг.
- А стрелка на спидометре отклонялась. Он начал кричать, что она должна быть посередине. Я ему объяснял, а он меня выставил из машины.
И женщина ехала в открытом багажнике, незакрытом – почему-то именно на этом настаивали свидетели.
Кого-то не нашли, кто-то не отвечал на звонки. Кто-то уже был переведён в другую часть.

ОН ТАК ЛЮБИЛ СОБАК!

Капитан Прокопчук говорить с нами не смог по причине крайне взвинченного состояния.
- Комбриг, я должна написать пост по приезду, и я обещала людям написать правду. Я напишу правду. И я даже буду вынуждена написать о том, что Прокопчук показался нам человеком с абсолютно нестабильной психикой. – пояснила я.
- Я вам отвечу, что я буду бороться за капитана до последнего. – ответил комбриг. – Он хороший специалист. Если он уйдёт, ГИЗ развалится. Мне некого поставить на его место. Плюс он мой друг, но это неважно.
- А разве за всё время службы он не воспитал достойного преемника? – спросила я.
На меня посмотрели как на идиотку.
Наверное, я действительно идиотка, но я не верю, что незаменимых нет.
Я не верю, что невозможно разобраться со случаями беспредела – уже доказанными случаями! – в отдельно взятой бригаде.
Что касается хорошего специалиста – обратимся снова к рапортам и заявлениям:

«… в составе подразделения мы выехали на учебные стрельбы полностью с боекомплектом на полигон, туда же на своей личной машине приехал капитан Прокопчук с двумя женщинами в гражданской одежде, как он представил их – продавцы с рынка. При них он открыл беспорядочную стрельбу боевыми патронами по мишеням, которые мы не успели установить, и по нам полетел рикошет.»

«… розпорядження на виїзд у нульову зону без оформлення належних документів.
… підрив вибухових речовин та проведення учбових стрільб на полігоні з порушенням всіх мір безпеки.
… використовування паливно-мастильних матеріалів у власних цілях.
… фальсифікація СЗЧ (самовільне залишення частини) військовослужбовця»

Каждому, с кем мы говорили, был задан вопрос:
- Что вы можете сказать о капитане Прокопчуке как о специалисте, профессионале?
Не скрою. Все ответили, что он хороший профессионал. И снова рассказывали о налаженном быте ГИЗа. Только один боец ответил следующее:
- Плохой профессионал и плохой специалист.
- Почему? – спросил комбриг.
- Он может поставить сапёром НЕсапёра.
Дальше – тишина…
именно так мы отреагировали на эти слова. Ну, у меня и сейчас нет слов для реакции на ЭТО. Например, я представляю, как мне приказывают снять растяжку. В целях наказания, к примеру. Или с какой другой профессиональной целью.
А я не умею снимать растяжки по той простой причине, что я не сапёр. Заковыка…
Единственное хорошее, что подтверждается о капитане всеми:
- А знали бы вы, как он любит собак!
Подтверждаем. Действительно, собаки упитаны и воспитанны. Их явно любят и заботятся о них точно так же, как заботятся о чистоте и качестве налаженного быта ГИЗа.
Был один человек – он очень любил собак. На многих фотографиях он рядом с собаками, и мемуары современников подтверждают эту любовь. Да и с бытом огромной армии подчинённых там всё было прекрасно. И в концлагерях, организованных этим человеком, быт, какой бы он ни был, подчинялся классическому орднунгу.
Алоис Шикльгрубер звали этого человека. Потом уже его стали звать по-другому. Но очень любил собак, очень. До самой смерти, туда ему и дорога.
Беда не в том, что человек любит собак – беда в том, если кроме собак он никого не любит. Похоже, даже себя – но это уже материал для специалистов.

……….»Да, жизнь — это колода карт. Мне было душно от мира. Мир ко мне симпатий тоже не испытывал. Надо было сделать выбор. В монастырях не давали курить, в тюрьмах — пить, оставалась армия. Армия — прекрасная страна свободы… и от мира, и от себя.»
(ДМБ)……….

Мы не специалисты. Мы ехали в 54-ю бригаду, чтобы узнать, насколько соответствует правде то, о чём написано в заявлениях военнослужащих. И написать опровержение моего поста, если ничего не подтвердится.
Извините, комбриг, опровержения не будет.
Я увидела правду – она сложна. В данной правде ГИЗа, как в любом коллективе, есть люди, которых устраивает заведенный там порядок. Есть люди, не желающие мириться с тем, что они считают нарушением их достоинства.
И есть молчащие люди. Вот эти молчащие – их больше всех. Они начнут говорить, если по каждому из заявлений начнётся разбирательство. Что-то они обязательно скажут. Интересно, что?
А разбирательство по каждому из заявлений там необходимо.

ПРИМ
одно из заявлений отозвано.
Боец, раненый во время наступления на Светлодарской дуге, просит считать его слова недействительными.
Далее идут его сбивчивые пояснения о том, что у него после ранения пропал бронежилет, каска и УБД. И якобы от этого заявления зависело, заставят его платить за каску и жилет, или нет. И якобы ему подсунули пустой лист бумаги и заставили на нём расписаться. А потом уже написали текст от его имени, порицающий капитана Прокопчука.
А так он нет - никого не порицает. Ему бы только каску найти и бронежилет. Потому что "Это ж какие деньги, вы не представляете!"
И УБД бы восстановить.
Ок, принято.

… а уже возвращаясь домой, я получила ещё одно свидетельство о капитане Прокопчуке:
«"Капитан П. неоднократно избивал меня и других бойцов. Вызывал к себе в комнату, находил к чему прицепиться и начинал размахивать руками. Капитан также кричал, что никого не выпустит на дембель или привлечет к ответственности", - продолжает солдат.
Причиной такого поведения командира, по словам Дрегваля, являются денежные вопросы, мол, капитан требует, чтобы бойцы каждый месяц сдавали деньги на несуществующие проблемы батальона, а те, кто отказывается платить мзду, - попадают под публичную немилость.
"В декабре некоторым солдатам из моего подразделения не выплатили зарплату. Мы подождали какое-то время, а потом обратились на горячие линии Минобороны, позвонили в финслужбу ведомства. Когда командир узнал, что поступление средств расследуют, то приказал, чтобы все деньги за декабрь мы после получки перевели на его банковскую карточку", - делится боец.
По словам солдата, те, кто тогда не передал командиру свою декабрьскую зарплату, до сих пор находятся в немилости – таких бойцов отправляют на непонятные задания, без их ведома выводят за штат подразделения, публично издеваются и унижают.
"Рассказывать о том, что делает командир и его люди, можно часами. Каждый месяц он снимает с нас пару сотен гривен на несуществующие нужды батальона. Если учесть количество людей в подразделении, то счет пожертвований пойдет на тысячи гривен. Однажды я не захотел сдавать деньги, и командир засунул мне в рот 200 гривен", - говорит солдат.»
https://strana.ua/…/6754--komandir-izbival-menya-i-zastavly…

Первое апреля, 2016 года. Полгода тому назад.
Тогда разбирательство окончилось ничем. Как и это:

«– По имеющейся у нас информации, для выяснения истинного положения дел в связи с низкой укомплектованностью и недостаточной обеспеченностью подразделений материально-техническим средствами, в 54-ю бригаду ВСУ прибыла комплексная комиссия штаба «АТО», – рассказал Андрей Марочко. – По итогам работы комиссии были выявлены факты хищения ГСМ и материально-технических средств на сумму свыше одного миллиона гривен. Майор отметил, что несмотря на столь внушительные размеры хищений, командующий «АТО» отдал приказ следствие прекратить.»
http://miaistok.su/v-54-j-brigade-vsu-vyyavleny-fakty-hish…/

Всё это заставляет предположить, что капитану Прокопчуку не стоит нервничать – у него всё будет хорошо.
Кажется, никаких проверочных комиссой не хватит, чтобы снять с должности капитана, которому покровительствует кто-то, кто может повернуть мнение проверяющих в нужное русло. Но вот кто это?

… я же на этом заканчиваю свои историю невольного участия в делах ГИЗа 54-й бригады.
Нет, я, конечно, буду отслеживать ход расследования. Но в поисках правды, затерявшейся в бригаде, не поеду. Смысл искать то, чего нет?

… «Такая вот армейская драма — Шекспир и племянники. Тут хоть вывернись, а всё идет по накатанному сюжету: и жизнь, и слёзы, и любовь. Не ко сну сказано.»
(ДМБ)…

КТО КОМУ СУСЛИК

… прошу заметить – я не обвинитель и никоим образом не следствие. Повторяю – все эти заявления есть пища для специалистов. Есть военная прокуратура, есть контрразведка. Есть штаб АТО, в конце концов. И есть депутаты.
Но я обвиняю.
- Нет. Я уже не хочу никуда переводиться. Я не хочу служить в такой армии вообще.
- Вы пришли добровольно?
- Конечно. Я сам пришёл на контракт.

- Мне уже увольняться один выход. Если я туда вернусь, мне не жить.
- Попытайтесь перевестись в другую бригаду.
- Вы думаете, там по-другому? Нет, я служить не хочу и не буду.
- Вы добровольно пришли в армию?
- Конечно. На контракт никто силком не тащит.

Вот этих диалогов я слышу всё больше. И не только в 54-й бригаде. Закончим с 54-й. Проблема действительно выглядит глобальной настолько, насколько это возможно.
И мне страшно, когда я слышу такие диалоги. Что можно было за год, полгода, два года – у кого как – сделать из мотивированных людей, людей, пришедших защищать свою страну от врага…

… недавно мне сказали, что в одну из бригад, готовящихся к выходу на фронт, набрали зэка.
Да, донбасских зэков, вы не ослышались.
Я не поверила и позвонила в бригаду.
- Да, это так. Ох, и проблемы будут с ними. – ответили мне.
- А много их? – спросила я.
- Нет, пока немного. Пять процентов от бригады, не больше. Но уже бывает поножовщина.
- Зачем их набрали? – изумилась я.
- А кому служить? – ответили мне. – Люди разбегаются из армии.

Поэтому я обвиняю.
Я обвиняю тех, кто спускает подобные расследования.
Я обвиняю тех, кто закрывает глаза на убийства и самоубийства в армии, драки и увечья, воровство минимальное и воровство в массовых масштабах.
Я обвиняю тех, кто так и не провёл необходимую ротацию командного состава армии, оставив управлять ею тех же совдеповских командиров, которые и довели нашу армию до плачевного состояния 14-го года.
Я обвиняю тех, кто остаётся управлять армией в ритме и стиле советских времён. В том же ритме и стиле, в котором живёт армия России, нашего противника.

- Скажите, а зачем вы написали этот пост? Неужели вы не понимали, что он только на руку сепарам? Неужели вы, украинский волонтёр, готовы дать информационный повод для сепарской радости? – так или приблизительно так спросил у меня блестящий комбриг 54-й бригады.

Нет, комбриг.
Нет, дорогие мои командиры других бригад, узнавшие в этой истории и свои бригады.
Нет, дражайшие наши генералы, отрыжка совдепии.
Не мой пост – пища для радости сепарам. А то, что творится во вверенной вам армии. То, что изо всех сил вы пытаетесь скрыть.
Да только уже не получается. Не Советский союз, чай. Люди уже другие.
Люди терпеть этого не будут.

прим
копии заявлений есть. Я укажу, где их взять, если кому-то станет интересной эта история.
видео и номера телефонов тоже.

https://www.facebook.com/fondDM/posts/1870841209841315?notif_t=notify_me_page¬if_id=1485166559911542

Реквизиты Ф.О.Н.Да Дианы Макаровой.

Tags: АТО-ООС, ЗСУ, війна, прошу репост, расследование
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment