auburn_daddy (auburn_daddy) wrote in bitter_onion,
auburn_daddy
auburn_daddy
bitter_onion

Украинские уроки для Европы

© Александр Мотыль, профессор политологии в Rutgers University-Newark, США
(авторизованный перевод by auburn_daddy)


На протяжении 25 лет Украина была учеником, а Европа – учителем. Теперь роли поменялись, и настало время для Европы поучиться у Украины.



Это трудные времена для Европы. Соединенное Королевство отделяется, и некоторые другие страны, возможно, в ближайшее время присоединятся к нему. В Еврозоне – бардак, экономика многих стран ЕС остается вяленькой. Политическое насилие становится почти банальным, коррупция в Европе растет, а Россия Владимира Путина играет мускулами, гремит саблями и угрожает применить ядерное оружие.

Это угрозы, с которыми столкнулась Украина и справились с ними в течение последних трех лет.

Действительно, с начала революции 2014 г. на Евромайдане, отстранившей коррумпированный режим Януковича от власти, Украине приходится иметь дело с несколькими кризисами одновременно – с войной с Россией, с сепаратизмом в восточном Донбассе и в Крыму, с экономическим спадом около 25 процентов и продолжающейся коррупцией.

Несмотря на эти огромные трудности, Украина более чем выжила. Она продолжает добиваться устойчивого прогресса в достижении стабильности, безопасности, демократии, экономического процветания и верховенства закона. Ее армия сумела воевать с Россией в казалось бы тупиковой ситуации – это было почти чудо, когда на момент нападения России весной 2014 г. на Украину у нее было всего 6000 боеготового состава в армии, но Украина остановила агрессию России и подпитываемых Россией сепаратистов. Украине удалось принять законы, ведущие к настоящим системным реформам, остановить падение и начать экономический рост. По мере того, как недавно высказались в ЕС, Украина проводит интенсивные и беспрецедентные реформы всей ее экономики и политической системы, ее демократические институты дополнительно активизировались. Конечно, Украине еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем она станет Швейцарией, но она полностью отказалась от советского тоталитарного прошлого и русского имперского клейма и встала на необратимый путь в сторону Запада.

Мораль для Европы ясна: ее проблемы, вызовы и кризисы не являются по своей природе непреодолимыми. Если Украина сможет выжить вопреки всему, то и Европейский союз тоже может стать гораздо стабильнее, гораздо богаче и гораздо безопаснее.
Последние разговоры о неизбежном конце Европы или о конце Европейского Союза – особенно в результате вероятного безразличия Дональда Трампа о судьбе ЕС и НАТО – ведут к неправильному выводу, что эта масса проблемы неизбежно приведет к краху. Нет, это может произойти, но только в том случае, если их заинтересованные лица не в состоянии устранить эти проблемы. Советский Союз распался после того, как Михаил Горбачев объявил о гласности и перестройке, а не потому, что свободное обсуждение и структурные изменения являются внутренне смертельными, а из-за окостенелости советской системы.

Российская тоталитарная империя была неспособна к прогрессирующим системным изменениям. Авторитарная Россия Путина, с ее иерархической структурой, увенчанной его личной диктатурой и культом личности, подобна окостеневшая системе в СССР: чем дольше Путин остается стержнем системы, тем более хрупкой она станет, и будет менее склонной к эволюционному изменению.

И СССР, и путинская Россия показывают, что причина неизбежного коллапса кроется именно структуре системы, которые остаются жесткими и не в состоянии адаптироваться к изменению внутренних и внешних обстоятельств. Одним словом, чем более «проворная» система, тем лучше ее шансы на выживание – США с ее перекрестными и компенсационными связами экономики и политики могут тут быть примером. Америка может самотормозиться ввиду имеющегося в ней неравенства, но нет никаких сомнений в ее замечательной способности к адаптации.

Советские и российские примеры показывают, что три фактора имеют решающее значение для способности страны к адаптации: адаптируемых элит, адаптируемого населения и адаптируемых учреждений. В СССР не было гибких элит и институтов, ни изменений, зависящих от населения. России Путина тоже не хватает всех трех факторов.

В отличие от этого, независимая Украина в настоящее время имеет все три. Ее политические и экономические элиты до 2014 были в основном заинтересованы в самообогащении – когда революция и вторжение России в Крым и в восточный Донбасс посеяло в них толику страха Божьего. С той поры украинские элиты движутся к реформам, хотя в основном урывками, но иногда решительно.

С другой стороны, простые украинцы были решительно привержены к изменениям еще с конца 1980-х годов, приняв участие в нескольких впечатляющих проявлениях «народной власти», два последних из которых отмечены Оранжевой революцией 2004 года и революцией на Евромайдане 2014 года.

Зачаточные постсоветские институты Украины были проклятием и благословением: проклятием, потому что они были достаточно сильны, чтобы сопротивляться реформам; благом, так как они были все-таки достаточно слабы, чтобы остановить реформы.

Эти три фактора – элиты, мобилизованные Россией, активное гражданское общество и податливые учреждения – позволили Украине прогрессировать, в то время как подавляющее большинство постсоветских государств погрязли в авторитаризме и экономической отсталости.

Как и Украина, Европа обладает элитами, которые могут быть мобилизованы в защиту Европы от внешних угроз – будь то равнодушие Трампа или агрессия Путина. Европа также обладает большим количеством преданных европейцев во всех ее государствах-членах. До сих пор многих из них обошли противники ЕС, но нет никаких оснований, что проевропейския силы не смогут объединиться, чтобы спасти Европу, так же, как украинцы последовательно сплотились, чтобы спасти Украину. Сейчас остро нуждающиеся в модернизации и реформировании институты Европейского Союза далеки от окостенения, хотя бы потому, что они существуют всего лишь 15 лет.

Самый важный урок Украины для Европы таков, что политическая воля имеет значение. Но не столько политическая воля элит, а еще более политическая воля народа. Украинцы хотят жить в независимой, демократической Украине, и они были готовы платить самую высокую цену за это. Их стремление к тому, что они называют «нормальностью» и их готовность принести для этого самую большую жертву, во многом происходят от сильной ненависти к возвращению к советскому тоталитаризму и страху возрождения российского империализма.

Украинский случай показывает, что ненависть и страх, злость может быть мощной движущей силой людей стремиться к хорошим вещам, которые, казалось бы, находятся вне их досягаемости. Вопрос, стоящий перед Европой и европейцами прост: неужели они не видят для себя опасности от авторитарного популизма и империализма Путина, предпочитая сытость и мимолетное удовольствие от прекрасного вина и хорошей еды?

By Alexander Motyl

***
Эта статья, конечно, обращена к Западному обществу. Тем не менее, в ней дается высокая независимая оценка того, что сделало украинское общество за три года, и выражается уверенность и моральная поддержка, что украинское общество способно найти в себе силы пройти целиком весь нелегкий путь, чтобы построить «нормальную» страну и окончательно сбросить с себя путы российского имперского влияния.

Опубликовано auburn_daddy в Украинские уроки для Европы



Tags: агенти Кремля, за шо боролись?, разрешите процитировать
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments